Дизайн с акцентом

В отличие от пронизанного европейским воздухом Петербурга, Москва нечасто давала себя строить архитекторам-иностранцам. Среди холмов и куполов они чувствовали себя чужаками. Тем не менее интерес застройщиков и покупателей к иностранным авторам — архитекторам и дизайнерам — то и дело просыпается, особенно если дело касается элитных домовладений.


Бумажные шедевры
Первые проекты от звезд архитектуры и дизайна мировой величины стали появляться в Москве в начале нулевых. Тогда московская архитектурная практика была довольно сильно отброшена назад, все передовые идеи воплощались на Западе, и привлечение к проекту знаменитого иностранца в разы поднимало престиж объекта. Настоящий шквал идей и проектов от именитых архитекторов обрушился на Москву в середине 2000-х. Однако до реализации проекты доходили в исключительно редких случаях.

Любимчиком публики — как для власти, так и для инвесторов — стал в то время британский гуру хай-тека Норман Фостер. Сначала он предложил построить в "Москва-Сити" самый высокий небоскреб в Европе — башню "Россия". Затем спроектировал самое широкое высотное здание "Хрустальный дворец" в Нагатинской пойме. И напугал всю архитектурную общественность своим распадающимся на дольки громадным домом-апельсином, который по замыслу инвестора, компании "Интеко", должен был появиться на месте ЦДХ. Однако несмотря на любимый российскими девелоперами "размерчик", кризис не дал разыграться воображению архитектора более чем на бумаге, точнее, на компьютере.

Еще более драматично разворачивались отношения первопрестольной с голландцем Эриком ванн Эгераатом. Именно этот архитектор был первым варягом, которого призвала руководить своими проектами компания Capital Group, также ставшая на этом поприще первопроходцем среди российских девелоперов. В итоге созданные архитектором проекты коттеджного поселка Barvikha Hills с подземными дорогами и небоскреб "Москва-Сити" "Город столиц" из-за разногласий с инвестором завершали уже другие архитекторы. А предложенный им проект дома "Русский авангард", стилизованный под работы великих русских живописцев, несколько раз поменяв места дислокации, и вовсе был свернут тогдашним столичным мэром Юрием Лужковым. В итоге до кризиса иностранцами было построено лишь несколько проектов — среди них внушительный по размеру многофункциональный комплекс с апартаментами "Легенда Цветного" в историческом центре города на пересечении Петровского и Рождественского бульваров, архитектурный проект которого сделан американским бюро NBBJ, а дизайн холлов и квартир — итальянцем Массимо Йозе Гини.

Кризис заставил девелоперов отказаться от амбициозных идей, в которых были задействованы именитые зарубежные архитекторы. "Бумажным" остался и проект МФК "Волна" на Живописной улице, выполненный для Capital Group британским архитектором обладательницей самой престижной в архитектуре Притцкеровской премии Захой Хадид.


Новые проекты
На данный момент на московский элитный рынок вышли три новых проекта с участием зарубежных дизайнеров. Элитный жилой дом Barkli Park, архитектурный проект которого создал культовый французский дизайнер Филипп Старк. Элитная новостройка на Остоженке Barkli Virgin House с участием английского дизайнера Келли Хоппен. И строящийся клубный дом "Бурденко, 11" с интерьерами холлов от дизайнера Элен Бенаму.

Barkli Park Филиппа Старка строится неподалеку от Театра российской армии (улица Советской Армии, 6). Комплекс состоит из двух жилых башен — "Белой" в 12 этажей, где будут квартиры с отделкой, и "Терракотовой" в 14 этажей, с квартирами без отделки.

Для любителей звездного дизайна основатель студии yoo предложил четыре базовых решения отделки: Classic, Minimal, Culture и Nature. Квартиры сдаются с готовой отделкой, включая кухни, технику, ванные комнаты и санузлы. По окончании строительства (лето 2012 года) Barkli Park станет первым объектом в Москве, от и до созданным иностранным дизайнером. Минимальная стоимость квадратного метра в квартире без отделки здесь стоит $14 тыс., а максимальная — $22 тыс.

Архитектурный проект уже готового на сегодня дома Barkli Virgin House (1-й Зачатьевский переулок, дом 8/9) был разработан российской архитектурной мастерской АМВ, а интерьеры холлов, входных групп и квартир, под заказ клиентов, делает обладатель ордена Британской империи Келли Хоппен. В ее предложении также четыре варианта отделки: Urban, SeaBreeze, Green и Vintage. Стоимость квартир здесь начинается от $22 тыс. за квадратный метр и доходит до $60 тыс. в пентаусе. По данным компании Knight Frank, стоимость пентхаусов здесь самая высокая на рынке сегодня.

Жилой комплекс "Бурденко, 11" (улица Бурденко,3) только недавно вышел в открытые продажи. Его архитектурный проект разработан известным российским архитектором Сергеем Скуратовым, а к интерьерам приложила руку пока мало у нас известная дизайнер премиум-класса из Лондона Элен Бенаму. Стоимость квадратного метра в доме начинается от $15 тыс. А отделка от ее дизайнерского бюро добавляет к этой цене от $1,5-2 тыс.

То, что московский рынок элитной недвижимости вновь стал говорить с иностранным акцентом, доказывает появление в Москве новых амбициозных проектов. Известный архитектор Ник Канди (создатель интерьеров самого дорогого в мире жилого комплекса One Hyde Park в Лондоне) уже давно присматривается к российской столице с целью создания самого дорогого московского дома. И сегодня от его имени специалисты Knight Frank ведут переговоры сразу с несколькими девелоперами, каждый из которых разрабатывает свою концепцию эксклюзивного объекта. Компания Capital Group в очередной раз пригласила зарубежных архитекторов для строительства башни многофункционального комплекса на 16-м участке ММДЦ "Москва-Сити" — проект будет делать американское бюро SOM.

Стоит отметить, что все западные архитекторы, работающие в Москве, реализуют проекты исключительно в элитном сегменте — с хорошим местоположением, большим бюджетом на реализацию и, как следствие, высокой ценой квадратного метра.


Что в имени тебе его?
Участие иностранного архитектора для многих остается эталоном качества. По мнению партнера компании Chesterton Екатерины Тейн, преимущество архитектора с мировым именем в том, что он вносит в архитектуру и стилистику проекта последние мировые тенденции. "Практически все покупатели супердорогой недвижимости стоимостью более $10 млн предпочитают пользоваться услугами зарубежных дизайнеров. При этом многие специалисты не являются широко разрекламированными звездами, а известны узкому кругу и передаются клиентами по рекомендации",— рассказывает управляющий партнер IntermarkSavills Дмитрий Халин.

Однако главное преимущество таких проектов в имени. Архитектор и дизайнер с мировым именем — это бренд, который хорошо продается и является маркетинговым инструментом при продаже. "Зарубежные архитекторы и дизайнеры обладают внушительным портфолио и раскрученным именем, подкрепленным положительными отзывами заказчиков со всего мира. А это привлекает большое количество покупателей. Объекты с иностранным участием имеют значительно меньший срок экспозиции на рынке",— говорит Елена Юргенева, региональный директор департамента жилой недвижимости Knight Frank. К тому же, как добавляет Дмитрий Халин, управляющий партнер IntermarkSavills, привлечение звезды дизайна позволяет повысить статус проекта и обосновать для покупателя довольно высокий уровень цен на квартиры.

Стоимость проекта от звездного архитектора в среднем выше работы российского автора, однако цена его услуг напрямую зависит от уровня звездности. По данным Дмитрия Халина, цена дизайн-проекта и последующего сопровождения при его реализации от известного зарубежного дизайнера может доходить до $50 тыс. за 1 кв. м. На загородном рынке, по словам Ирины Калининой, руководителя отдела загородной недвижимости агентства TWEED, оплата работы может добавить к себестоимости дома до 50%. Как рассказали специалисты Knight Frank, "стоимость отделки квартир в Barkli Virgin House от Келли Хоппен начинается от $3-3,5 тыс. за квадратный метр, а дальше все зависит от фантазии и запросов клиента. Примерно такая же минимальная ставка за интерьер у Филиппа Старка". По словам Ирины Могилатовой, генерального директор агентства элитной недвижимости TWEED, топовые российские архитекторы, такие как Скуратов или Григорян, давно уже оцениваются на уровне западных архитекторов, а привлечение иностранцев лишь маркетинговый ход, который успешно используют девелоперы.


Есть нюансы
Главный нюанс состоит в том, что креатив зарубежных звезд не всегда вписывается в рамки российских СНиПов и ГОСТов. "Многие иностранные проектировщики хорошо генерируют креативные идеи, но не все в состоянии связать их с реальными строительными нормативами, действующими в Российской Федерации. В этой связи после формирования первичной концепции над проектом начинает работать российский "адаптор", который доводит проект до ума и приводит в соответствие документацию для того, чтобы начать строительство. А иностранных проектировщиков, как правило, используют как "доноров идей".

Дальнейшую работу проще и дешевле сделать силами отечественных специалистов",— объясняет Дмитрий Халин, управляющий партнер IntermarkSavills. Да и сами иностранцы не спешат на московский рынок из-за трудного процесса согласования архитектурных концепций. Больший полет фантазии для этого предоставляют частные заказы российских миллионеров. Здесь архитекторы могут выполнить все капризы заказчика и реализовать свой творческий потенциал.

Упереться лбом могут и частные заказчики. "В случае привлечения западной звезды вполне возможен конфликт интересов, когда предлагаемый проект клиенту кажется не совсем удобным и применимым к жизни, а дизайнер отказывается менять и адаптировать свои креативные идеи, ссылаясь на фирменный стиль",— рассказывает руководитель службы по связям с общественностью Capital Group Динара Лизунова.

Потраченные девелопером усилия не проходят даром. По данным экспертов, приложенная к проекту рука известного иностранца поднимает цену на проект в среднем на 20%. Совсем уж культовые архитекторы и дизайнеры увеличивают стоимость проекта еще больше.


Не в тренде
Сегодня проекты российских архитекторов не уступают по качеству работ иностранцам. И после кризиса на рынке наблюдается тенденция больше приглашать российских архитекторов. Проекты от таких архитекторов, как Григорян, Скуратов, Лызлов, Плоткин, Скокан, вполне могут поспорить с иностранными.

"15 лет назад привлечение западных архитекторов было закономерно: мы только начинали задумываться о сложных и технологичных зданиях, а иностранные специалисты уже имели большой опыт в строительстве и проектировании таких объектов,— рассказывает Динара Лизунова.— Сказать же, что сегодня у западных архитекторов есть некие преимущества перед российскими, было бы неправильно. Архитектурная и инженерная мысль в России развивается семимильными шагами".

Та же картина наблюдается и на загородном рынке. "Есть наши звезды, чьи имена по-прежнему являются очень привлекательной частью проекта. Но еще больше стало на рынке молодых архитекторов, чьи проекты выбирают состоятельные покупатели. Многие из них поучились в Америке и Европе, но при этом хорошо знают тонкости российского строительного рынка. Да, для покупателя недвижимости премиального сегмента по-прежнему важны оригинальность и эксклюзивность. Но, как выяснилось, ее могут дать и молодые российские архитекторы. Сейчас больше работает правило рационального подхода. Если профессиональные, креативные, хорошо знающие наши реалии российские архитекторы могут предложить оригинальный и качественный продукт, то зачем звать варягов?" — задается справедливым вопросом Ирина Калинина.

Действительно, для чего? Ведь на Западе именитые архитекторы давно уже пробуют себя в экспериментальных проектах для среднего класса, решают проблемы экологии и перенаселения городов, а не только добавляют лоска в и без того дорогие объекты. Может, рынок недвижимости в большей степени будет обращен к мировым тенденциям, если западные звезды архитектуры станут предлагать московскому рынку решения более насущных проблем, нежели повышение стоимости элитного жилья за счет воплощения уже отработанных приемов?

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий