До конца бесплатной приватизации жилья осталось 11 месяцев

Мошенники в наши дни все более изобретательны в стремлении завладеть чужой собственностью. Как защитить ее? Какие меры для этого предпринимаются в столице? Об этом шел разговор на "Деловом завтраке" в "РГ" с руководителем управления Росреестра по Москве Сергеем Денисенко.


Любовь к последнему моменту

Сергей Дмитриевич! Судя по тому, что количество сделок, зарегистрированных в столице в 2011 году, упало по сравнению с 2010-м, покупательская способность москвичей так и не восстановилась после финансового кризиса?

Сергей Денисенко: Это не так. Более того, она даже выросла. Судите хотя бы по ипотеке. В минувшем году мы зарегистрировали приобретение с ее помощью 26 тысяч квартир, что на 2 тысячи, или 11%, больше, чем в 2010-м. Ведь только уверенные в своем настоящем и будущем люди идут в банк и берут целевой займ на улучшение жилищных условий. Снижение же общего числа зарегистрированных прав и их ограничений (обременений), а также сделок по заявлениям жителей действительно произошло до 746 тысяч, или на 15,8 процента. Это объясняется уменьшением активности москвичей в бесплатной приватизации квартир. В 2009-м, когда заканчивался срок, отведенный на нее, народ пошел валом. В итоге за 2010 год мы зарегистрировали самое большое количество переданных квартир — 163 746. Но уже в 2011-м москвичи успокоились и оформили в собственность вдвое меньше — 77 163. Благодушное состояние царит и по сей день: за первые два месяца зарегистрировано всего 12 194 договора. Между тем в Москве не приватизировано еще 17% жилья, или 750 тысяч квартир. Конечно, не все горожане собираются становиться собственниками. Кого-то вполне устраивает и социальный наем. И это нормально! Но проблема в том, что если до конца бесплатной приватизации — марта 2013 года, с заявлением о передаче квартиры обратится хотя бы половина из оставшихся нанимателей, мы уже чисто физически не сможем зарегистрировать их. Значит, в конце года в наших приемных снова неизбежны очереди и давка.


Что посоветуете тем, кто хотел бы избежать этого?

Денисенко: Немедленно бежать в райуправу! В каждой из них открыты окна приема документов. На мой взгляд, 20 лет — вполне достаточное время для того, чтобы решить, нужна вам квартира в собственности или нет. Сотрудники управы сами соберут все необходимые документы для приватизации и передадут нам. Владельцу остается лишь через 12 дней там же, в управе, получить свидетельство о праве собственности. В противном случае квартира навсегда останется собственностью государства или придется выкупать ее уже по рыночной стоимости.


А очереди в самих приемных, на которые раньше жаловались москвичи, удалось победить?

Денисенко: Если они где-то и возникают, то мы открываем дополнительные окна, выделяем еще сотрудников на прием. В ближайшее время ситуация переменится в корне. Дело в том, что по решению минэкономразвития полномочиями по приему и выдаче документов наделена Федеральная кадастровая палата Росреестра. Москва отставала в этой работе. Но с приходом Сергея Собянина в столице начала развиваться сеть многофункциональных центров. В одном из них, в частности, расположенном в районе Лефортово на бывшей территории завода "Серп и молот", мы получили условия для размещения целого своего подразделения. Пока там наши регистраторы и принимают документы на регистрацию, и обрабатывают их. Но после того, как обучим специалистов МФЦ, прием передадим им. На нашу же долю останется лишь правовая экспертиза, которая сейчас приобретает все большее значение.


Черный реестр

Почему?

Денисенко: Слишком много в Москве охотников до чужой собственности. К тому же они становятся все более изобретательны. Лишь за прошлый год, объявленный в нашем управлении Годом борьбы с коррупцией, мы выявили четыре совершенно новые мошеннические схемы завладения недвижимостью. Причем подаются они под видом вполне законного перехода права собственности. И уличить их способен только честный и высококвалифицированный регистратор.


Денисенко: Например, схема номер 1. Немало общежитий, жилых домов, производственных цехов выглядят в Москве забытыми, заброшенными. То ли хозяин отложил их судьбу до лучших времен, то ли нет его совсем. Сама постройка там может ничего не стоить, зато каждая сотка земли, на которой она стоит, особенно в центре города, стоит сотни тысяч долларов. Мошенники, ведущие свой "черный реестр", обращаются к нам в управление с заявлением о государственной регистрации их права собственности. В качестве основания представляют документы от 1991-1994 гг., подтверждающие право на здание некоего ООО "Рога и копыта". Документы эти — подложные. Но махинаторы знают, что единой базы собственников объектов недвижимости в ту пору в столице не было, а значит, проверить их подлинность по архивам невозможно. Вся надежда в этой ситуации — на опытного регистратора, что он заметит что-то и направит представленный пакет на правовую экспертизу. Именно благодаря этому нам удалось пресечь на корню свыше десятка таких сделок. Сейчас по всем ним проводится предварительное следствие Cледственным департаментом МВД России.

Зная нашу дотошность, иногда жулики несут подложные документы не к нам, а в суды. Причем чаще всего не в московские, а расположенные в Тульской и Рязанской областях, Республике Татарстан, Ставропольском и Краснодарском краях — где сложнее проверить. Получив на руки уже подлинное решение суда, уже смело требуют зарегистрировать их право на чужое имущество. Если же регистратор усомнится в подлинности представленных документов и решит направить запрос, начинают на него всячески давить. И все-таки мы подобные решения обжалуем и передаем расследование этих фактов в Главное следственное управление по городу Москве. Это вторая схема. Авторы третьей, особо на утруждая себя, представляют в орган регистрации подложные решения судов. Так поступают чаще всего. когда пытаются присвоить квартиры умерших москвичей. Это сейчас самая распространенная схема — более 50 фактов уже выявлено. Четвертый способ, когда с помощью поддельных решений судов пытаются завладеть долей города в новостройках, возводимых по инвестконтрактам. Если в управление не поступали по этим объектам акты о реализации, то определить, сколько и какие квартиры должны быть переданы в собственность города, невозможно. Расчет простой — у города собственности много, если немного убавить, то он не сразу и заметит.


Правовая экспертиза — обязанность или добрая воля регистратора?

Денисенко: Обязанность, предусмотренная законом. Чаще всего мы обращаемся в органы техинвентаризации, запрашивая подтверждение выданных кадастровых паспортов на дом или заводской цех. Обнаруживаем, например, что было здание, например, 4-этажное, а стало 8-этажным: его перегородили по высоте и получили вместо восьмиметровых потолков четырехметровые. Так 20 тысяч квадратных метров превращаются в 40 тысяч — это уже схема для увеличения площади в ходе перепланировки здания безо всяких на то необходимых разрешений. Но у нас и это не проходит.


И все-таки, судя по всему, часть преступлений стали возможны при соучастии сотрудников вашего ведомства?

Денисенко: К сожалению, я не исключаю такой возможности. Кто-то приторговывает конфиденциальной информацией — посмотрит, например, нашу базу ЕГРП и подтвердит, что да, в ней нет облюбованного мошенниками объекта, значит, можно попытаться присвоить его. Кто-то снабжает мошенников копиями правоустанавливающих документов, с помощью которых они могут осуществить свои преступные замыслы. По результатам служебных расследований 20 сотрудников управления были уволены в рамках борьбы с коррупционной составляющей, хотя нам всегда тяжело терять квалифицированные кадры. Еще к 45 были применены меры дисциплинарного воздействия. Я поехал к руководителю ГУ МВД по Центральному федеральному округу и рассказал, что происходит. Они возбудили уголовные дела и наложили обеспечительные меры, благодаря чему имущество Москвы все-таки не ушло в третьи руки.


Вы знаете, ради чего рискуют ваши сотрудники, пустившиеся во все тяжкие?

Денисенко: Берут по-разному. Например, один инспектор госземнадзора (из 20 уволенных — 8 именно такого рода специалисты), оценил свою услугу в 400 тысяч рублей. Дело в том, что с 2009 года на наше управление возложили в том числе и контроль за разрешенным использованием земли и теперь я не только главный регистратор, но еще и главный инспектор по охране и использованию земель. Эксперты земнадзора, а это, как правило, молодые люди, набранные еще при старом руководстве Федерального агентства кадастра объектов недвижимости, выходят на места и смотрят, что же делается с московской землей. А там нарушения сплошь и рядом. Взять хотя бы автостоянки — 80 процентов из них оформлены с нарушением. Например, должен быть газон или расти деревья, а на деле — одни машины. За то, чтобы эксперт не заметил этого, и были предложены деньги. Другой его коллега в аналогичной ситуации взял кирпичом на загородный дом.


Взяточники- рядовые специалисты или руководители?

Денисенко: Чаще всего регистраторы в должности главных специалистов. Исключение — случай, когда в конце 2010 года было возбуждено уголовное дело в отношении начальника отдела администрирования доходов, взявшегося за несвойственное дело — незаконную регистрацию. Как выяснилось, попросил родственник, у нас же работавший. Начальник отдела получил условный срок и, конечно же, лишился работы.


Как вы узнаете о злоупотреблениях?

Денисенко: Управление заключило соглашение о взаимодействии с руководством управления ФСБ по Москве и Московской области, в соответствии с которым один сотрудник этой структуры работает в нашем штате. Так что все работники под присмотром.


Штат большой?

Денисенко: Около 1800 человек. С 1 апреля, в соответствии с Указом президента, сократим человек 300. Но если прошлогоднее сокращение кадров коснулось в основном незаполненных ставок, то сегодняшнее будет происходить, что называется, по живым людям. В первую очередь под него попадут те, чье имя когда-либо было связано с сомнительными историями. Я не обольщаюсь тем, что такое явление, как коррупция, корни которого произрастают из глубины веков, можно было искоренить за год. Это должно быть постоянной работой, а не компанией. Вот почему мы видим четко свое место и в Национальном плане противодействия коррупции, опубликованном 13 марта.


Перерегистрации не потребуется

Разумно ли заниматься сокращением в момент, когда впереди увеличение площади Москвы почти в два с половиной раза? Ведь 1 июля к вам придут регистрировать собственность еще и 250 тысяч жителей Московской области, проживающих на присоединенных территориях?

Денисенко: Ничего страшного в этом нет, так как в рамках осуществления плана мероприятий по изменению границ города обсуждается передача нам помещений и кадров от управления Росреестра по Московской области. На их базе мы, скорее всего, создадим два территориальных отдела- по количеству округов на новых территориях, в соответствии с нашим территориальным принципом организации подразделений.


И что же, всем "новым москвичам" придется перерегистрировать адреса своих домов, дач, земельных участков?

Денисенко: Нет. Сведения о земле и недвижимости, расположенных в этой части города, будет автоматически перенесена в базу данных Москвы. Если же их владелец захочет что-то из принадлежащей ему недвижимости продать или подарить, то вот тогда мы сами внесем соответствующие изменения в ЕГРП.

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий