Есть ли перспектива у московских общежитий?

С 1994 года в Москве ведется работа по передаче общежитий из федеральной собственности в собственность города и их поэтапной ликвидации. На юге столицы этим вопросом стали заниматься годом раньше. О ситуации с общежитиями, перспективах, которые ждут их обитателей, мы говорим с начальником Управления Департамента жилищной политики и жилищного г. Москвы в Южном округе Ольгой Елисеевой.

Ремонт, отселение, ликвидация

– Ольга Николаевна, с чего начали, к чему пришли?

– В 1993 году в округе существовало 292 общежития, которые размещались в отдельных домах, некоторые в части зданий, а то и занимали просто отдельные квартиры. На текущий момент на территории ЮАО осталось 40. Из них в собственности города – 20 общежитий, которые раньше находились в ведении различных организаций, остальные 20 – в федеральной и частной собственности. Наши, но не совсем.

Есть и другая проблема. Несмотря на то что 20 общежитий переданы в городской жилищный фонд, заключить с их жителями договоры социального найма мы не можем.


– Из-за юридических препон?

– Нет, проблема в техническом состоянии жилья. Какой социальный наем в развалюхе? Вот, например, ул. Садовники, 7 – общежитие отделения Главпочтамта занимает всего четыре квартиры, в которых живет 11 семей. Квартиры признаны непригодными для проживания. Их необходимо отремонтировать, привести в нормальный вид, только после этого можно заключить договор соцнайма. Либо надо отселить граждан – в случае, если окружная межведомственная комиссия даст заключение о том, что квартиры не подлежат ремонту и реконструкции. Такая же ситуация по ул. Дербеневской, 14, корп 2, 3. Не случайно называю эти адреса. Все эти общежития квартирного типа, которыми мы должны заниматься в первую очередь, иными словами, ликвидировать их. Но пока не получается. А еще есть дома с коридорной и гостиничной планировками.

Особая статья расходов

– Общежития всегда считались заброшенными, поскольку ведомства, которым они принадлежали, не очень-то заботились об их содержании.

– Это так, но в каждом округе есть своя специфика. До весны 2011 года я работала на Юго-Западе. Там в основном добротные и удобные строения квартирной планировки. В Южном округе картина несколько иная. Исторически сложилось так, что под общежития отводили самые старые дома, некоторые из них построены более 100 лет назад! Большинство из них требует, пожалуй, не капитального ремонта по индивидуально разработанным проектам, а сноса. Реконструкции не подлежат. По данным БТИ, в некоторых зданиях степень износа составляет до 75%. Пришли в негодность инженерные коммуникации, текут крыши, изношены конструкции. Возможно, и скорее всего, их признают аварийными.

Сейчас в префектуре ЮАО завершается подготовка документов для рассмотрения этого вопроса сначала на окружной, потом городской межведомственной комиссии. Такая работа проводится совместно с соответствующими управами районов.


– А что же делали раньше? Почему так долго собираются бумаги? Ведь предаварийное состояние домов известно давно. Префектуре трудно было подготовить необходимые документы? Понятно, когда гражданам тяжело справиться с бюрократическими проволочками. У хозяина округа таких проблем быть не должно.

– И все же они есть – не организационные, а финансовые. Нужны заключения строительных и проектных организаций, а это деньги. Ведь некоторые общежития переданы в собственность города не так давно, прежние же владельцы на дома не обращали должного внимания, пусть хоть рухнут. Так что перевод строений в разряд аварийных мы начали с нуля. Появилась неожиданная статья в бюджете округа. Траты на сбор документов не такие уж маленькие, а это значит, что средства нужно было снимать с других статей расхода. Так или иначе, но работа выполняется. Решения комиссий с нетерпением ждут многие десятки семей.

Не наниматели и не собственники

– Кто они – эти семьи? Бывшие лимитчики?

– Москвичи. Это будет более точное слово. Те, которые когда-то приезжали в Москву на работу, внесли свой вклад в развитие столицы, а потому вполне заслужили права называться ее жителями. У них такие же права, как у всех коренных жителей. Просто зарегистрированы они по месту жительства не на определенную жилую площадь, а на так называемое койко-место. Но такую регистрацию, замечу, нельзя назвать дискриминацией. Она дает людям право встать на жилищный учет и через какое-то время улучшить жилищные условия. Многие так и поступили – встали на очередь. Условием для этого является гражданство Российской Федерации и проживание в Москве не менее 10 лет. И этим условиям многие обитатели общежитий отвечают.


– Но если дело не в названии – регистрация по месту жительства на койко-место или обычная в жилом доме, зачем менять статус общежития? Так ли важны договоры социального найма, о которых вы говорите?

– Важны. Все-таки у жителей жилых домов и общежитий в чем-то разные права. В последних люди живут на площади, относящейся по законодательству к специализированному жилищному фонду, предназначенному для временного проживания. Это значит, что они не могут приватизировать помещения, совершать с ними какие-либо сделки: дарить, менять и т. д., что ущемляет их права. Вот и получается, обитатели общежитий – это не наниматели и не собственники, а нечто неопределенное: граждане, занимающие те самые койко-места.

Но повторяю: все, кто пожелал и имеет для этого основания, встали на жилищный учет. Из зарегистрированных в нашем округе семей в общежитиях живут 1500, из них порядка 700 состоят на учете.

Город заботится

– А возможности злоупотреблений? Об общежитиях ходит такая байка: жил, скажем, один, ну два человека, потом к ним приехали бабушка, дедушка, тетя, дядя, зятья, сватья… И теперь квартиры надо давать нескольким семьям.

– Вы говорите о нелегалах? Таких приезжих у нас нет. Мы провели инвентаризацию всех наших общежитий, проверили, кто там живет. Да, общежитиям по многу лет, семьи разрослись, площадь стала для них мала. Бывает, что в одном помещении живет уже не одна семья, а несколько. В одном из домов – на ул. Дербеневской, 14, корп. 3 – 26 квартир, в которых 68 комнат (при этом изолированных только 60), а зарегистрировано там 143 семьи.


– Похуже, чем коммуналка.

– В таких условиях жить просто невозможно. А ведь это такие же москвичи, как мы с вами. Город обязан о них заботиться. И мы это делаем. Хотела бы специально это подчеркнуть, потому что на приемах населения иногда слышишь: «Мы для вас чужие. Вы о нас забыли!» Но это не так. Жителям общежитий, которые состоят на учете, в первую очередь предлагаем воспользоваться субсидией для приобретения или строительства жилья, а также возмездными городскими программами: «Молодой семье – доступное жилье», «Социальная ипотека», купля-продажа с рассрочкой платежа, бездотационные дома. Если же общежития будут признаны аварийными или непригодными для проживания, людей отселят и предоставят новые квартиры.


– Аварийные и непригодные дома – в этом есть разница?

– В старых домах, где нет подвального помещения, инженерные системы проходят буквально под полом квартиры. Представляете, что будет, если прорвет канализационную сеть? А ведь засоры в таких домах – дело обычное. Это и есть непригодное жилье. Там жить нельзя.


– Расселение общежитий в случае признания их аварийными, видимо, одна из самых сложных проблем. Ведь какой требуется объем площади…

– При всей сложности обеспечения жильем очередников их проблемы все же решаются. Городские жилищные программы выполняются. В данном случае мы говорим о переселении, а это особо ответственная часть нашей работы. Ресурсы для этого есть всегда – ведь речь идет о безопасности людей. Никаких сомнений в том, что им будет предоставлено жилье, в случае признания существующего непригодным или аварийным, у меня нет.

Временно – значит, недолго

– Ольга Николаевна, вы давно занимаетесь проблемой расселения общежитий, превращения их в жилые дома. Хотелось бы узнать ваше мнение о судьбе общежитий вообще. Ведь нужда в них по-прежнему острейшая. Сейчас в Москву приезжает еще больше рабочих, специалистов, чем в прежнее время. Где им жить? Останутся ли общежития в столице?

– Сначала об общей проблеме. Да, она, безусловно, существует – это нехватка площадей для людей, временно проживающих в городе. Никто не собирается ликвидировать общежития как таковые. О необходимости помещений для временных рабочих, учащихся, а также граждан, проходящих службу, прописано в ст. 94 Жилищного кодекса РФ. И в столице общая площадь такого жилья сокращаться не будет, она даже вырастет. Однако общежития в том виде, в котором они существовали раньше, – атавизм.


– Что вы имеете в виду? Уровень комфорта?

– Не только. Возьмем, например, жилье для рабочих. Сейчас речь идет о коротком, во всяком случае, ограниченном по времени их пребывании в городе, именно на срок заключения трудового контракта. Не должны люди жить в общежитиях годами после прекращения трудовых отношений с организацией-работодателем. Проработал человек, скажем, два-три месяца, потом освобождает место, его занимает другой.

Теперь о судьбе зданий общежитий, переданных городу. В июле нынешнего года появилось распоряжение Департамента жилищной политики и жилищного фонда города Москвы, где четко сказано, что со всеми гражданами, поселившимися в общежитиях до 2005 года и проживающими на законных основаниях, мы должны заключить договор социального найма, что даст им возможность решать свои жилищные проблемы. Именно на законных. В этом направлении мы и будем работать.

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий