Григорий Ревзин: как архитекторы Лужкова морочат голову Путину

Ну, вот хотели вы парк на территории бывшей гостиницы "Россия"? Получите. 116 проектов, открытый конкурс, все проекты под шифрами, все висит в Сети и можно голосовать за понравившийся проект. То есть демократия, и нужно выполнять свой гражданский долг. А трудно.

Проекты там пяти категорий. "Скульптура на полянке". Главным сюжетом проекта оказывается новый киноконцертный зал "Россия", парк толкуется как зеленая территория при нем. Таких проектов половина. Зеленая территория бывает разная, но в основном это газоны, залы тоже бывают разные, есть в форме свободной кучи, но чаще случаются прямоугольники с процветшими зеленью крышами. Парка как такового нет. О нем, напомню, заявил Владимир Путин. Зал есть, его когда-то обещал восстановить Лужков. Вот говорят, что у Лужкова, по сути, не было сторонников, а зря. Десяткам архитекторов, как выясняется, Лужков, пусть и в снятом виде, куда милее Путина. Верные люди — он их кормил.

"Дорогой Иосиф Виссарионович". Последний парк в Москве сделали в 1957 году к фестивалю — парк Дружбы на Речном вокзале. Хотя заместитель директора НИиПи Генплана Олег Баевский, когда я ему это сказал, начал гневно опровергать меня, ссылаться на скверы в Южном Бутове, но не убедил. Парки мы не делали 50 лет, и это чувствуется. Проекты именно парка, а не узеленения прорех в застройке, на этом конкурсе прежде всего сталинские — таких штук 20.

"Эх, Запад, не Волга-мать, не женщины, а сказки братьев Гримм". Есть еще в России люди, все душевное упование которых в том, чтобы быть в Европе. Их все меньше, потому что самые способные из них уже там, остались те, кто языков не знают, как там жизнь устроена, не понимают, просто смотрят картинки и балдеют. Результаты этого на конкурсе тоже есть, штук 10. Это большие абстрактные картины из травы, напоминающие вид земли с самолета, так было принято делать парки в Голландии и Испании в 90-е. Иногда они располагаются на крышах подземных предприятий торговли и общественного питания — ну как на Манежной площади, только вместо Церетели трава. Главная проблема русского западника — это, как известно, климат. Что будет с этими изящными геометрическими абстракциями зимой, они не понимают. А я понимаю. Будет заснеженный пустырь посреди Москвы — что и сейчас есть.

"Вы не то имели в виду". Путин сказал: парк. Но, может, и он не понял, что имел в виду. Парк ведь это такое слово, что не обязательно означает деревья, траву и вообще. Бывает бизнес-парк, парк развлечений, парк ресторанов и кафе, жилые кварталы иногда тоже называют что-нибудь типа "Алина-парк". Ряд архитекторов решили объяснить Путину, что он думал именно об этом. Территория застраивается зданиями смешанных функций и все это называется, скажем, Путин-парк. Рисковые ребята, но вдруг и правда так?

"Зелено и православно". Единственное, что мы делали в парковом виде в последние 40 лет, это благоустраивали территории вокруг памятников. По закону строить вокруг них нельзя, а обсаживать можно, и у культурных архитекторов как-то засело в голове, что это и есть парк. Есть стандарт, как это делать, его придумали сто лет назад, когда превращали в туристическую зону римские форумы — древности посреди парка. Но на месте гостиницы "Россия" древностей нет, кроме тех, которые недоснес Хрущев. Не беда — они строят заново несколько церквей и восстанавливают Китайгородскую стену, а промежутки засаживают кустами. Считается, что древнерусские люди любили молиться в лесу, а точнее, в перелеске — это и есть образ парка. Зелено и православно. Лужков строил фальшивые памятники, теперь уже мы дошли до фальшивой археологической зоны.

Ну и как исполнять гражданский долг? За что голосовать? Смотришь на всю эту фигню и думаешь: а как же так вышло? 116 проектов — и ни одного приличного. Ни в одном проекте не понятно: кто субъект парка, кто там будет находиться и зачем? Для кого это? Прямо недоумевают архитекторы: зачем людям парки? Думают, может, они на концерты ходят через зелень, или, может, жрут, или молятся по кустам? Ребята, вы хоть в ЦПКиО сходите, посмотрите, чем люди там занимаются,— узнаете для себя много нового. Хотя это удивительно, что для вас это ново, когда вы проект парка делаете. Ни в одном проекте не решены проблемы связи между этим парком и Красной площадью, набережной и Китай-городом, вообще непонятно, как туда люди попадают, не говоря уж зачем. Нет ни одного проекта, где бы рассказывалось, что мы там будем сажать, какие, к примеру сказать, растения. Я здесь хочу сказать нашим архитекторам, потому что чувствую, что им это никто нигде не скажет: господа, парк — это место, где люди ходят среди культурно посаженных растений. Не зная, кто там будет находиться и что там будет расти, парк сделать нельзя.

Ну и некоторые сейчас начнут говорить: а чего вы ждали от наших, как они себя называют, зодчих? Ну не могут. Ну такие они. Бездарные, безграмотные и безответственные лепилы. А вы не знали? Посмотрите, что они сделали с Москвой. Чудес не бывает — надо звать Фостера.

А я думаю — весь этот конкурс и затеян для того, чтобы именно это и сказали. Потому что был Моспроект-2, который всегда окормлял эту территорию и сам с нее архитектурно кормился. Важная лужковская структура. В Москве в центре ничего не строится, а тут такое место. Давно намазанное медом, Михаил Михайлович Посохин, директор этого института и заместитель главного архитектора Москвы, уж тут и парламентский центр себе присматривал. Потом Шалва Чигиринский привел Фостера. Михаил Михайлович и с Фостером договорился, все было хорошо, такой был проект, что подписано "Фостер", а смотришь — вроде типичный Михаил Михайлович. И вдруг хлоп — неурожай. Лужкова сняли, Путин сказал: парк. Что делать?

А не надо паниковать. Сделаем так — объявим открытый конкурс. Программы никакой не дадим, что нужно строить — никому не скажем, какой бюджет на это дело — вообще тайна, пусть поплавают. Сроку на проект даем месяц. Победителя не будет вообще — скажем, что лучшие идеи используем в дальнейшей разработке. Жюри нам тоже не надо — устроим народное голосование. И посмотрим, что выйдет.

Вернее, покажем, что выйдет. То есть покажем, что ничего не выйдет. Вот, Владимир Владимирович, извольте поглядеть-с. Открытый конкурс — кто хотел, участвовал. Сто с лишним проектов, люди старались. Народ проголосовал. Большой интерес, большой энтузиазм. Но сами видите, фигня-с.

Я вам сейчас одну вещь скажу. Это первый такой конкурс в мире. Нигде так не делали. Ну не бывает, чтобы конкурс на важнейшее городское пространство, конкурс по прямому президентскому заданию, проводился без программы, за такие сроки и без победителей. Это так никто не делает никогда. Это все равно как написать в условиях: "уважающие себя архитекторы с признанными творческими достижениями к участию не приглашаются". И если организаторы конкурса не могут написать, что они хотят получить и в каких объемах, где, какие проблемы надо решить, то не надо пенять на участников. Надо организаторов гнать в шею, потому что это не работа, а саботаж.

Я понимаю, новые прогрессивные технологии. Вот в политике тоже придумали, как быть с демократией: пусть зарегистрируются 500 партий, пусть тысяча, пусть все вместе несут околесицу, пусть народ за это голосует, а мы посмотрим, что выйдет. Вернее, покажем, что выйдет. Сами увидите. Но ребята, это же для другого придумано, а не для того, чтобы вам оставаться при делах, как бы ни менялась конъюнктура. Вернее, придумано именно для этого, но не для вас. Вернее, это чиновники придумали для чиновников, а вы чиновники и есть, но это не ваш уровень. А может, и ваш, и так везде теперь и будет. Но слушайте, у вас же тормоза отказывают. Путин сказал "парк", а не "покажите, что архитекторы у нас ничего не могут, а народ голосует так, что только руками развести остается". Вас же выгонят к чертовой матери. Или вы думаете, что все равно выгонят, так уж давайте еще разок попробуем?

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий