Иная стройка: удивительный район Борнео-Споренбург

«Ну, как там квартал "красных фонарей"?» – игриво спрашивает sms-кой жена. Я в Амстердаме. Я отшучиваюсь. И не решаюсь признаться, что влюблен. Но влюблен не в человека, а в архитектурный объект. При прогулке по которому с моего лица не сходила улыбка счастливого человека. Этот объект – жилой район Борнео-Споренбург в Амстердаме.

Этот проект был прорывным лет десять назад и не сходил со страниц архитектурных журналов. История его такова. Власти Амстердама решили убрать старые портовые склады, которые размещались на островах. Острова недалеко от центра, но место было индустриальное, не престижное. Первоначальной идеей было застроить многоэтажным, по меркам голландцев, жильем в 10-14 этажей. Исследования показали, что продавать такие квартиры придется дешево. Голландцы, несмотря на недостаток земли и большую плотность населения, не очень любят многоэтажки.

И вот после долгих проработок архитектурному бюро West 8 удалось найти остроумное и элегантное решение задачи. Ответ поражает: они придумали, как при трехэтажной плотной застройке получить количество квартир большее, чем при многоэтажной застройке. По сути, была придумана новая типология жилья – малоэтажная застройка высокой плотности.

Как это удалось? Если грубо, представим прямоугольный остров и четыре линии таунхаусов на нем. Голландцы сделали в центре бульвар с детскими площадками и гостевыми парковками. А по две линии таунхаусов сильно сжали, так что между ними получилась лишь узкая щель: чтобы свет чуть проходил в отдельные комнаты, да можно было поставить стул и столик на улице.

Но это лишь примерная идея. На самом деле, там очень много хитростей. Так, я сумел войти в небольшой дворик, и оказалось, что некоторые дома, внешне выглядящие как таунхаусы, – это на самом деле здания с апартаментами. Из крошечного дворика площадью с одну сотку, заставленного велосипедами, в дом ведут более десятка дверей. Некоторые квартиры в два уровня, некоторые – в один.

Застройка Борнео-Споренбурга оказалась в итоге нескольких типов. Первый – три многоэтажных здания-«метеорита», «упавших» на малоэтажку. Эти дома тоже непростые: одно здание, фасадом с чешуей оправдывающее название «Кит», до четвертого этажа представляет собой парковку, и только выше идут жилые этажи. Тип второй: таунхаусы с обязательным патио. Причем территория была отдана лотами разным девелоперам, так что даже в рамках одного квартала существует невероятное архитектурное разнообразие.

Третий тип – уже упоминавшаяся малоэтажная застройка высокой плотности с квартирами и таунхаусами. И наконец, четвертый – квартал самостроя с канальными таунхаусами. Около сотни участков было разыграно муниципалитетом через лотерею и застроено частниками. Каждый дом выходит прямо к воде, на ней – катер или яхточка. Все дома в духе современной архитектуры: кирпич, металл, бетон, дерево, стекло. Нет никаких колонн и украшательства. Но при этом удивительное разнообразие и индивидуальность домов. За каждым зданием видится его жилец: этот – тусовщик, этот – домосед, этот — спортсмен. Как при минимуме используемых средств удалось создать такую выразительность и индивидуальность – совершенно непонятно. По крайней мере, я с час разглядывал эти дома, вникал в тонкости. Но чем больше я про них понимал, тем больше оставалось загадочного и тем сильнее было чувство восторга.

Если обобщать, то в Борнео-Споренбурге поражают несколько вещей, которые в целом присущи всей голландской архитектуре. Дух экспериментаторства. Остроумие. Разнообразие как один из ключевых элементов застройки. Интеллектуалоемкость. О российских зданиях и интерьерах часто понимаешь: «инвестировано много денег, использованы дорогие материалы, а вот таланта вложено очень мало». У голландцев, наоборот, чувствуется, что «вложено много ума». И если ты умеешь это считывать, то получаешь удивительное интеллектуальное удовольствие.

Логичный вопрос: может ли проект типа Борнео-Споренбурга появиться в России? Ответ: нет. Во-первых, такой проект нарушает наши пожарные и инсоляционные нормы. Наши нормы устарели, но это другая тема. Во-вторых, у нас нет ни архитекторов для такой тонкой игры с пространством, ни квалифицированных заказчиков. В-третьих, в России каждый девелопер нацелен на быстрое получение прибыли, а в Голландии градостроительство – это функция государства. Заказчиком проектов типа Борнео-Споренбурга выступает муниципалитет, заинтересованный в создании гармоничной и интересной среды жизни. Частные девелоперы лишь застраивают отдельные лоты земли. И так как они освобождены от вопросов выделения земли, подведения коммуникаций и т. д., то они концентрируются на главных своих задачах – архитектуре и строительстве.

Рубрика: Таунхаусы

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий