Любовь ушла… Кому останется столичная квартира

Какие нюансы законодательства полезно знать, чтобы, спешно заключив законный брак, не потерять потом жилплощадь при разводе

История 1. Женился на молоденькой

…Дела у Петра Семеновича в последние годы шли неплохо: бизнес его исправно приносил доход. Вот только семейная жизнь не заладилась — жена постоянно ревновала и устраивала скандалы, пришлось подавать на развод… Вскоре друзья познакомили новоиспеченного холостяка с Ириной, недавно приехавшей в Москву из Брянска. Девушка Петру Семеновичу понравилась: веселая, общительная, слушает всегда внимательно — по всему прямая противоположность его бывшей жене.

Особенно внимательной Ирина стала после того, как узнала, что Петр Семенович подумывает о покупке новой столичной квартиры. Но наш герой интерпретировал все по-своему… Через несколько месяцев сыграли свадьбу. А потом молодожены уже вместе выбрали квартиру — хорошую трешку в новом доме, которую на сбережения Петра Семеновича и купили.

Еще через несколько месяцев отношения разладились. Речь опять зашла о разводе. И о размене квартиры: несмотря на то, что их с Петром Семеновичем семейная жизнь оказалась крайне короткой, Ирина как законная супруга претендовала на половину купленной в браке недвижимости. Хотя к тому времени Петр Семенович уже стал понимать, что молодая жена развела его, как последнего лоха, сделать уже ничего было нельзя: о брачном договоре он не подумал, и юридически притязания Ирины были вполне обоснованны…

Как утверждают в «Первом Столичном Юридическом Центре», по судебной статистике каждый десятый спор из-за недвижимости — между бывшими супругами.

Почти половина таких судебных споров имеют удивительно похожие сюжеты. Недвижимость была куплена за счет одного из супругов и теперь делится, брак продлился меньше года, муж — москвич с деньгами, жена — юная приезжая (хотя распространен и обратный вариант: она — успешная москвичка бальзаковского возраста и старше, он — молодой альфонс из провинции). Что удивляет юристов: вроде бы грамотные и зачастую не бедные люди нередко имеют совершенно фантастические представления о действующем жилищном законодательстве. А зря — «охотницы» этим как раз и пользуются и обычно оказываются хорошо юридически подкованны. (Наиболее общие правила дележки недвижимости при разводе — см. схему.)

По словам адвоката Олега Сухова, кроме вышеприведенной схемы разводки с браком и разводом, чаще всего используются еще несколько. Причем если в первом случае речь шла о «богатеньком» муже и покупке квартиры после свадьбы, то «жертвой» двух следующих схем в принципе может стать любой неосмотрительный владелец (или неосмотрительная владелица) столь притягательной для многих московской недвижимости.

Молодая жена уговаривает мужа-москвича оформить квартиру на нее договором дарения.

Почему-то, по словам юристов, многие наши граждане убеждены, что свой «подарок» в таком случае легко можно в любой момент забрать обратно, отменив договор. Нет! Расторгнуть договор дарения можно лишь в редких случаях, строго оговоренных законом, которые применимы примерно в 5% случаев. Обычно же после развода щедрый супруг-даритель в полном соответствии с законом оказывается на улице!

Во время брака квартира, которая была у одного из супругов до брака, меняется на другую, при этом обмен оформляется договором купли-продажи.

Соответственно купленная квартира становится уже общим имуществом супругов, нажитым в браке, и при разводе по общему правилу делится пополам. Теоретически можно доказать в судебном порядке, что вклад одного из супругов (владельца предыдущей квартиры) при покупке нового жилья был более существенным, но на практике это сделать не так-то просто — с учетом того, что договоры купли-продажи у нас редко оформляются с указанием реальной стоимости жилья.

История 2. Брак закончился, «прописка» осталась

Настя приехала в Москву из Саратова сразу после окончания института. Устроилась на работу. Там и познакомилась с Виталием, водителем генерального директора ее фирмы.

Вскоре молодые сыграли скромную свадьбу. Жили втроем, вместе с мамой Виталия. А поскольку у Насти не было московской прописки, мама с сыном решили прописать ее в своей квартире…

Проблемы начались после того, как Зинаида Петровна, мама Виталия, решила приватизировать квартиру. При этом сноху в состав лиц, участвующих в приватизации, она включать не хотела. С ее точки зрения, так было справедливо, ведь квартиру они с мужем получили перед самой пенсией, отработав на государственном предприятии более 30 лет. Настя была другого мнения. Она настаивала на своем праве участвовать в приватизации и получить в собственность 1/3 долю квартиры.

Долгие споры по этому вопросу привели к тому, что молодые расстались… Встал вопрос о том, что надо «выписать» Настю и наконец все-таки приватизировать квартиру уже без нее.

Но Анастасия добровольно «выписываться» отказалась. Зинаиде Петровне пришлось обратиться с исковым заявлением в суд. После нескольких заседаний суд в иске отказал. Там пришли к выводу: Анастасия не живет в спорной квартире лишь из-за сложившихся неприязненных отношений, жить ей негде, так как съемное жилье нельзя назвать постоянным и поэтому снимать ее с регистрационного учета нельзя…

Обратим внимание на важный момент: квартира, в которую так удачно «вписалась» Настя, была НЕприватизированной. И это еще одна характерная ловушка нашего законодательства, которой нередко пользуются приезжие охотницы. Ведь в случае неприватизированной квартиры каждый вновь там зарегистрированный приобретает абсолютно равные права со старожилами — в том числе и право на участие в приватизации этой квартиры. (В нашей истории без согласия Насти Зинаида Петровна и Виталий теперь приватизировать свою квартиру не смогут!)

Было бы жилье СОБСТВЕННОСТЬЮ Зинаиды Петровны и Виталия, вся история повернулась бы совсем по-другому: Настю по суду запросто бы «выписали» из квартиры лишь на основании развода с Виталием.

— В соответствии с частью 4 статьи 31 Жилищного кодекса РФ если семейные отношения с собственником жилья прекращаются, то право пользования этим жильем за бывшим членом семьи собственника не сохраняется, — поясняет адвокат Светлана Жмурко. — В такой же ситуации, как у Зинаиды Петровны и Виталия, которые живут в муниципальной квартире, надо в суде дополнительно доказать, что, во-первых, Настя добровольно уехала из квартиры, а во-вторых, что у нее есть жилье для постоянного проживания.

 

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий