Мы можем получить гетто вместо прекрасных полей…

1 июля 2012 года 148 тыс. га земли официально войдут в состав Москвы. Архитектор Юрий Григорян (бюро «Проект Меганом») рассказал «Газете.Ru», как можно испортить Большую Москву и как было бы правильно расширять столичный мегаполис.

В разработке концепции развития проекта «Большая Москва» участвуют 10 коллективов, включающих российских и зарубежных специалистов. Конкурс на концепцию развития проекта состоит из трех этапов. Первый посвящен московской агломерации, второй – городу Москве с присоединенными территориями, третий – созданию правительственного центра на этих территория. Лучшим решением по развитию московской агломерации пока является создание городов-сателлитов около аэропортов Внуково, Шереметьево, Домодедово и Чкаловский. Идея принадлежит нидерландскому бюро OMA и российскому «Проекту Меганом» Юрия Григоряна.

–Есть ли негативный сценарий развития проекта «Большой Москвы»?

– Единственный сценарий, который пока есть, – негативный. Потому что намерение этого проекта состоит в экстенсивном территориальном развитии, захвате новой территории и строительстве на пустых участках. Другой возможностью являлась бы интенсификация существующих территорий внутри МКАДа, где очень много проблем. Этот вариант сложный, поэтому изначально выбран вариант расширения.

Расширение – неустойчивая вещь, потому что захватываешь больше земли, убиваешь больше природных ресурсов, территорий, ухудшаешь коммуникации. Компактный город, хорошо организованный, с улицами, мостами, инфраструктурой – всегда лучше.

Негативный сценарий может воплотиться, если идти по пути наименьшего сопротивления на захваченных территориях. Под угрозой находятся поля. Леса находятся под охраной закона, но агрокультурные территории легко переводятся в зоны под жилую застройку. Поэтому российский ландшафт, который состоит из полей, может легко превратиться в «микрорайоны».

Это наиболее легкий путь и наиболее интересный коммерчески, так как никому не хочется возиться с браунфилдами (участки заброшенных или недостаточно используемых промышленных и коммерческих объектов, доступные для повторного использования – прим. «Газета.Ru»), сложными или индустриально зараженными территориями. А портить прекрасные поля, строить прямо на черноземе – мечта всех девелоперов и строителей. Расчертить поля на квадраты, пригнать туда рабочих и понастроить жилья – очень просто. Если так будет построено, это будет гетто – собственно, то, что сейчас представляют собой окраины Москвы.

Поэтому негативный сценарий заключается в самой идее этого проекта и то, что сейчас пытаются сделать профессионалы, – показать альтернативы этого проекта. И развивать этот проект нужно, учитывая в том числе и альтернативные варианты.

–Получается, новые присоединенные территории окажутся застроены только жильем?

– Когда говорят о проекте Большая Москва, подразумевают только присоединенные территории. Но это не правильно. Первая часть конкурса предлагает проекты по развитию московской агломерации, вторая – развитие Москвы с присоединенными территориями. Говорить только о присоединенных территориях очень опасно – туда идут инвестиции, инфраструктура и это не рассматривается как комплексный проект. Очищение центра Москвы от всех чиновников, которые заполнили пространство в пределах Садового кольца, – это интересный проект, но он политический, а не архитектурный. Потому что в этом случае власть, как офицерская вдова, должна сама себя высечь: переехать из центра и поселиться на окраинах. Если они действительно уедут из центра – это интересно, но это все же капля в море.

Позитивный сценарий – не трогать новую территорию, а только переселить туда правительство, создав им все условия.

Хотя опыт с правительством Московской области был такой – им построили на границе Москвы дорогущее здание, но они продолжают сидеть в центре в маленьких офисах, сохраняя это здание как дачу. Поэтому шанс построить новый правительственный центр есть, но что власть действительно будет им пользоваться – не очевидно.

Другая вещь – надо ограничить плотность застройки и запретить на новых территориях панельное домостроение, о чем, кстати, сказал бывший президент. Я бы предложил применить правило Рублевки: высота 15 метров. Строй, что хочешь, но только высотой до 15 метров, и все.

– Будут ли использоваться новые технологии при строительстве домов, инфраструктурных объектов?

– Это вопрос денег. Если бы государство предоставляло льготы за использование новых технологий, тогда они бы развивались. Например, если государство возвращало бы деньги за солнечные батареи, как это было в течение нескольких лет в Германии.

–  Какой может быть архитектура нового строительства?

–Если говорить о новом подходе к архитектуре, то на новой территории может быть немонументальная, экологичная средовая архитектура – собственно то, чего все и хотят. Но это опять же зависит от политики: будут ли какие-то изменения в законодательстве, будут ли поощрения со стороны государства. Если да, то это можно будет все реализовать.

– Каким должен быть проект расширения Москвы, на Ваш взгляд?

– Нужно развивать не юго-западное направление Подмосковья, а равномерно искать точки роста. Аэропорты – как раз одни из таких точек роста. Еще есть наукограды, отдельные малые города, было бы логично развивать территории вокруг них. Я считаю, что на присоединяемой к Москве территории нужно сделать заповедник.

Строителям заниматься только испорченными, сложными территориями, а природные территории – сделать заповедниками.

Интервью «Газете.Ru» Юрий Григорян дал во время первого выездного градостроительного Совета Сколково (наукоград Сколково также войдет в состав Большой Москвы), проходившем в Суздале.

Рубрика: Новости Подмосковья

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий