Назначен новый зодчий столицы. Ему — 35 лет

Главным архитектором Москвы стал руководящий партнер архитектурного объединения «Speech Чобан/Кузнецов» Сергей Кузнецов. Об этом официально объявил мэр города Сергей Собянин.

Также на состоявшемся заседании правительства Москвы было внесено изменение в систему управления столичным архитектурным ведомством. Мэр Москвы сообщил о разведении должностей главного архитектора и председателя Москомархитектуры, а также представил нового председателя Комитета по архитектуре и его первого зама — главного архитектора.

"Глава комитета по архитектуре должен заниматься административной, текущей, управленческой работой, — пояснил градоначальник. — В этой работе не до творчества". Поэтому вводится должность главного архитектора, среди обязанностей которого решение архитектурных задач, стоящих перед городом, ведение крупнейших архитектурных проектов, работа с экспертным сообществом.

Для того чтобы работа велась эффективнее, мэр поручил создать архитектурный советиз представителей архитектурной общественности и в двухнедельный срок подготовить положение о должности главного архитектора и положение об архитектурном совете. Также градоначальник представил председателя комитета по архитектуре, им стал Андрей Антипов, ранее занимавший должность заместителя председателя комитета, руководителя Мосгеотреста.

«Это опытный и знающий специалист», — отметил мэр.
 

СПРАВКА "ВМ"
Сергей Кузнецов родился в 1977 году в Москве. В 2001 году окончил Московский архитектурный институт (МАРХИ). Во время учебы в институте Кузнецов основал свое первое архитектурное бюро — с 2000 года он являлся одним из партнеров и генеральным директором архитектурной мастерской "СЛК-Проект". С 2003 года — партнер и генеральный директор мастерской "С.П.Проект" — одной из первых в Москве архитектурных мастерских, которая наряду с проектированием зданий и комплексов разной степени сложности специализировалась на разработке трехмерной архитектурной компьютерной графики. В 2006 году архитектурная мастерская "С.П.Проект" вошла в объединение "SPEECH Чобан/Кузнецов", в котором Сергей Кузнецов является руководящим партнером. В 2008 году Кузнецов учредил архитектурный журнал Speech.

Среди основных работ Кузнецова: офисное здание на Ленинском проспекте, Москва, ул. Удальцова, 2 (2007-2010), физкультурно-образовательный комплекс НОУ "Школа сотрудничества", Москва, ул. Александра Солженицына, 9А (2007- 2010), жилой комплекс "Гранатный 6", Москва, Гранатный переулок, 6 (2007-2010).

Среди основных проектов "SPEECH Чобан/Кузнецов" — комплексы зданий для размещения представителей СМИ (с уровнем сервисного обслуживания три звезды на 4200 номеров) во время Олимпиады-2014 в Сочи; многофункциональный гостинично-торговый комплекс с административной частью на Барвихинской улице, Москва; проект планировки района "Южный" (D-1) инновационного центра "Сколково"; проект Дворца водных видов спорта к Универсиаде-2013 в Казани; главный медиацентр (пресс-, телецентр), включая комплекс зданий и сооружений для размещения представителей средств массовой информации во время Олимпийских игр 2014 года, Сочи.
 

Андрей Антипов в 1980 году закончил Московский институт инженеров землеустройства (МИИЗ). До 1994 года он занимался научной и преподавательской деятельностью. В частности, Антипов заведовал кафедрой аэрофотогеодезии в МИИЗ — ГУЗ (Государственный университет по землеустройству).

С 1994 по 1997 год являлся главой управления государственного земельного кадастра и мониторинга земель Московского земельного комитета. С 1997 по 1999 год занимал должность заместителя председателя Московского земельного комитета. С 1999 года был заместителем председателя Москомархитектуры, управляющим ГУП «Мосгоргеотрест», членом Совета по картографическому обеспечению города Москвы.

Андрей Антипов является кандидатом технических наук. Награжден орденом «Дружба», медалью «В память 850-летия Москвы», медалью «За заслуги в проведении Всероссийской переписи населения». Кроме того, Антипов имеет звания «Почетный геодезист», «Почетный строитель России», «Заслуженный предприниматель». В 2003 году он был удостоен звания лауреата премии Ф.Н. Красовского в области геодезии и картографии.
 

ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Кадровые решения правительства прокомментировал заместитель мэра по вопросам градостроительства Марат Хуснуллин:

— Мы все сегодня понимаем, что в рамках огромного мегаполиса совместить функции главного архитектора, который должен следить за градостроительным развитием, крупными градостроительными проектами, архитектурным обликом города, художественным обликом города, и в то же время заниматься постоянно текущей каждодневной работой.

Сегодня Москомархитектура – это правила землепользования и застройки, это проекты планировки, это тысячи градостроительных планов земельных участков, сотни архитектурно-градостроительных решений, это сотни принимаемых решений по отдельным проектам, конечно же, в одном лице такую функцию совмещать крайне сложно. Мы долго думали, советовались с архитектурным сообществом, и оно в основном поддержало наше решение о том, что эти функции нужно разделить. И сегодня такое решение принято, назначено два человека, две должности.

Сергей Собянин поручил в течение двух недель разработать положение о том, чем будет заниматься главный архитектор и чем займется Москомархитектура. Мы договорились о том, что наше архитектурное сообщество в лице наших ведущих архитекторов подключится к этой работе над положением. Вчера этот вопрос достаточно долго обсуждался на встрече с архитектурной общественностью, и они тоже подготовили целый ряд полезных предложений.

В частности, была достигнута договоренность о том, что будет пересмотрена в сторону усиления роль архитектурного совета. В Москве много талантливых архитекторов, и мы считаем, что их мнение в виде архитектурного совета, безусловно, будет полезно. Мы также должны пересмотреть общественного совета при мэре по архитектурным вопросам. С начала этого года совет собирался всего два раза, в дальнейшем это упущение будет исправлено.

При подборе кандидатов на новые должности были рассмотрены кандидатуры очень многих специалистов. Надо сказать, что многие ведущие архитекторы, с которыми мы обсуждали этот вопрос, оказались готовы оставить свои частные практики и прийти в эту работу. Когда мы определяли, какими критериями должен обладать человек, чтобы стать председателем Москомархитектуры, конечно, должен быть тот, кто хорошо знает Москву. А Антипов проработал на должности замруководителя Москомархитектуры 12 лет, он занимался изысканиями Москвы, возглавляя Мосгеотрест. Андрей Антипов знает Москву и снаружи, и изнутри. К тому же он — прекрасный организатор, у которого лучшие показатели среди всех подведомственных предприятий, о нем хорошее общее мнение и авторитет среди коллег.

Когда встал вопрос, кого же все-таки пригласить на должность главного архитектора, мы считаем, что в первую очередь это должен быть человек, который готов к изменениям. Потому что нам сегодня нужно серьезно изменить градостроительную среду. Кузнецов – молодой человек, но к своим годам уже достиг определенных успехов. Колоссальный есть плюс – то, что он имеет опыт работы международный. Сегодня у него есть реально запроектированные и построенные объекты, в том числе и за рубежом. 
 

КОММЕНТАРИИ ЭКСПЕРТОВ
«Вечерняя Москва» обратилась к экспертам-архитекторам с просьбой прокомментировать назначение Сергея Кузнецова на пост главного архитектора столицы.

Андрей Владимирович Боков, президент Союза архитекторов России:
— Сергей Кузнецов был предложен на пост главного архитектора Москвы. Но и не только его кандидатура рассматривалась. Еще рассматривалась кандидатура заместителя председателя Москомархитектуры Андрея Антипова. Речь идет о том, что могут быть разделены полномочия главного архитектора и главы Москомархитектуры. И в зависимости от того, как будут разделены полномочия, где пройдет линия разграничения, и зависит то, кто справится с этой задачей. Я знаю Сергея Кузнецова как партнера архитектурной мастерской «Speech Чобан/Кузнецов». У него есть две особенности: во-первых, молодость, а во-вторых – иностранный опыт. И это его выделяет среди остальных претендентов.
 

Борис Евгеньевич Пастернак, заместитель председателя Экспертно-консультационного общественного совета при главном архитекторе Москвы (ЭКОС):
— Я не знаком с Сергеем Кузнецовым, знаю, что он один из руководителей достаточно известного и работающего в Москве архитектурного бюро «Чобан/Кузнецов». Это бюро занимается в том числе градостроительными разработками и показывает интересные результаты. Появление молодого, амбициозного, образованного, обладающего европейским опытом специалиста можно только приветствовать. Однако какими бы качествами ни обладал главный архитектор, огромное значение для него имеют ограничения по степени влияния. До сих пор его роль сводилась к оформлению градостроительных решений вышестоящих инстанций. Все, как при господине Ресине было, так и осталось. Объем инвестиционных контрактов диктует снос домов на Арбате, Ордынке, Садовнической набережной. В центре не розданных участков почти не осталось. Главный архитектор выходит в плавание в воды, где много подводных мин. И еще пару лет эти мины будут взрываться. В этом плане я ему не завидую, будет расхлебывать ошибки руководителей предыдущих лет. Из созданных объектов один из очень удачных – здание на Ленинском проспекте для компании «НОВАТЭК». Он был одним из авторов проекта. Мне импонирует, что Кузнецов – не архитектурный генерал старой гвардии, а человек с новым мышлением.
 

Наталья Олеговна Душкина, профессор Московского архитектурного института (МАРХИ), эксперт по памятникам Всемирного наследия Международного совета по охране исторических памятников (ИКОМОС):
— Я хорошо знакома с работой Сергея Кузнецова, так как это мой бывший студент. Плюсов в его назначении много. Первый из них – его молодость. Та энергия, которая в нем есть. И то, что долгие годы он сотрудничает с Сергеем Чобаном. Кузнецов – это человек новой эпохи. Работая с Сергеем Чобаном, он имеет возможность узнать, что такое архитектура, как работают разные архитектурные и градостроительные нормы, как на Западе, так и в России, и сопоставить их. Это то, что нужно сейчас двигать вперед. Вырабатывать цивилизационные нормы отношения к городу. Кузнецов по своему характеру очень спокойный человек. И, я думаю, в нем есть зачатки администрирования в хорошем смысле этого слова. Эти зачатки помогут ему находиться в этой колоссальной, тяжелейшей бюрократической машине, но все-таки оставаться архитектором на этом месте.
 

Чем в первую очередь должен заняться новый главный архитектор столицы
Леонид Микушев, архитектор:
— Задача человека, который придет на пост главного архитектора Москвы – это сформировать стратегию развития города. Но один человек не может этого сделать, поэтому тут нужно определенное экспертное сообщество, которое сформулировало бы задачи на сегодняшний день, проблемы, которые стоят перед городом и, соответственно, определят пути решения этих задач и проблем. И главный архитектор города должен выступить в качестве инициатора этого процесса. То есть определить состав этого экспертного сообщества и какие специалисты туда должны войти, а также участвовать в формировании этой повестки, которая будет там обсуждаться.
 

Рустам Рахматуллин, краевед
— С точки зрения градозащиты и охранонаследия, главное – это вернуть Москомархитектуру в рамки ее компетенции. И тогда от персоны главного архитектора судьба памятников зависеть не будет. Останется общее поле юрисдикции Москомархитектуры и Мосгорнаследия – это зоны охраны или «охранные зоны». Нужно отладить взаимодействие Москомархитектуры и Мосгорнаследия таким образом, чтобы приоритет на территориях памятников отдавался именно сохранению наследия, а не новому строительству. То есть исключить Москомархитектуру из принятия решений по территориям памятников и по самим памятникам и ограничить участие в работе по зонам охраны, поставив во главу угла сохранение исторической среды.

КСТАТИ

61-летний Александр Кузьмин, возглавлявший Москомархитектуру с 1996 года, подал в отставку 11июля. 26 июля мэр Москвы Сергей Собянин подписал распоряжение об освобождении Александра Кузьмина от должности председателя Москомархитектуры и главного архитектора столицы.

"Вечерка" попросила специалистов оценить деятельность Александра Кузьмина на посту главы Москомархитектуры.
 

Николай Шумаков, президент Московского союза архитекторов:
— Ситуация достаточно проста и сложна одновременно. Александр Кузьмин – личность неординарная, человек высокого, я бы сказал – космического, полета. Такого специалиста, как он, сегодня найти сложно. Это профессионал самого широкого профиля, он не только архитектор, он еще и градостроитель, а их сегодня мало осталось. Могу сказать, что Александр Викторович – последний из могикан. И Москве в этом плане повезло – ошибки, которые, безусловно, были сделаны в те годы, без него были бы куда значительнее. А так это были не глобальные ошибки, а скорее стилистические, мелкие, если хотите – вкусовые. Но за вкусовые ошибки он не несет ответственности – он определял стратегические направления деятельности. И, повторюсь, без Кузьмина Москве бы пришлось гораздо хуже

Если оценивать его деятельность на посту главного архитектора города за 16 лет, то это, безусловно, пять из пяти. Говорю это без какой-либо натяжки. Вспомните – период строительного бума, который был в Москве до кризиса 2008 года. Необходимо было принимать моментальные решения – от каких-то глобальных проектов и до малых архитектурных форм – все сводилось на Кузьмина. Ни один мозг не выдержал бы такой нагрузки, такого насилия над собой.
 

Михаил Блинкин, директор Института экономики транспорта и транспортной политики НИУ «Высшая школа экономики»:
— Все наши города так устроены, что главный архитектор в них – он больше спикер, нежели генератор. Генератор обычно – первое лицо города. И поэтому винить Александра Викторовича в градостроительных огрехах, допущенных за последние 16 лет, я бы не стал. Он просто проводил ту политику, которую проповедовали первые лица города.
 

Константин Михайлов, координатор движения «Архнадзор», член Общественной палаты РФ:
— В том, что с обликом Москвы случилась такая беда, я не могу возлагать ответственность лично на Александра Кузьмина. Ведь главным архитектурным вершителем был Юрий Лужков, который лично участвовал в процессе, сам определял, что такое реставрация и реконструкция, писал статьи о том, что такое московский архитектурный стиль. Ну а все остальные – главный архитектор, руководитель комитета по охране памятников и другие – они строили свою деятельность в соответствии с генеральной линией. Кузьмин, безусловно, несет личную ответственность, но не он один.

Сегодня с его нормальным подходом к городу, к охране памятников, он мог бы еще долго оставаться на своем посту. Ведь с точки зрения архитектуры он – профессионал высочайшего класса, он, как компьютер, держит в голове мельчайшие подробности городской планировки. Вот мы спорим с ним о Кастанаевской улице, а он говорит: «А, это там, где трансформаторная подстанция стоит под углом к «красной линии»… Знает город досконально.
 

Наталья Душкина, профессор Московского архитектурного института (МАРХИ), эксперт по памятникам Всемирного наследия Международного совета по охране исторических памятников (ИКОМОС):
— Я занимаюсь вопросами истории архитектуры и охраны наследия, и сочетание исторического города с новой архитектурой — достаточно большая проблема, которая появилась у города за последние 20 лет правления мэром Лужковым.

Конечно, была создана команда, которая могла выполнять все требования, условия по развитию Москвы, свидетелями которых мы стали. И с этой точки зрения исторический город очень сильно пострадал. Можно сказать, катастрофически пострадал. Он изменен до неузнаваемости в некоторых частях города. Москвичи, люди, которые знали старую Москву, приходя в некоторые центральные зоны, просто видят, что это другой город. И если говорить о качестве того, что возведено на месте старого города, то это, конечно, очень далеко от того, что мы можем назвать качественной современной архитектурой. И особенно пострадал самый центр Москвы, который находился в непосредственном управлении мэра и тех институтов проектирования, с которыми был связан Кузьмин и целый ряд руководящих архитекторов Москвы. Это совершенно очевидно. Это, прежде всего, пространство, прилегающее к Кремлю, это обилие торговых центров, которые возникли в самом ядре города, не обеспеченные инфраструктурой, не обеспеченные транспортом. Это, конечно, привело к тому, что весь центр стоит. Он не может функционировать. В большой степени в этом и есть причина. И, конечно же, уход знаковых сооружений для Москвы. Крупномасштабных.

Самые крупные сооружения – это, конечно, самые лакомые куски для инвестиций, для бизнеса. Это, например, Манеж, это Военторг, гостиница «Москва», рядом стоящий Детский мир, Гостиный Двор, «Россия», которую многие не любили, но у нее тоже все-таки, несмотря на многие минусы, были свои плюсы. И потери по всем этим направлениям, даже если назвать вот эту десятку крупнейших сооружений в центре города, они, конечно, просто грандиозные, и нанесли сильный удар по представлению о том, что есть Москва как лицо страны. Мне кажется, это очевидно. Что касается позитивных моментов, то в России сменился политический и социальный строй. И соответственно, сменилась вся экономическая система, и невозможно представить, что в рамках рыночной экономики не начнет развиваться инфраструктура сервиса. И город, конечно, получил большое число кафе, ресторанов – то, чего в городе не хватало. Город получил освещение, он стал живым. Он наполнился жизнью – это абсолютный плюс. Но при этом стоит нам отойти от центра города, как улицы разбиты, дворы разбиты. Качество жизни, связанное с представлением о минимальном окружении человека, очень низкое. До сих пор остается очень низким. И, конечно, Кузьмин был в большой степени заложником той политики, которую проводила власть города, и в большой степени власть страны, конечно же. Ведь Москва – это федеральная столица. И то, как разрешили менять город Лужкову, было произведено с попустительством федеральных властей, и, мне кажется, тут был допущен очень сильный перекос, нанесший вред Москве.
 

Константин Михайлов, координатор движения «Архнадзор», краевед, журналист, куратор выставочного проекта «Против лома»:
— Если говорить не о Кузьмине, а собственно о московской архитектуре его времени, то, с моей точки зрения, последние лет 20 – это абсолютное бедствие. Конечно, были отдельные талантливые произведения отдельных талантливых архитекторов. Благо талантливые архитекторы существуют в любую эпоху. Но они в городе, скажем так, практически незаметны. Либо они были где-то на окраинах, либо на каких-то неприметных пустырях в центре. А то, что строилось в качестве визитной карточки Новой Москвы 90-х и 2000-х годов; то, что вторгалось в кремлевские панорамы, в панорамы Красной площади; и то, что построено напротив Кремля на Балчуге и во многих местах в центре, на границах Садового кольца – на мой взгляд, конечно, никакой критики не выдерживает. Это просто находится вне понятий архитектуры и градостроительства. Это все описывается другими словами – «строительство», «инвестиции» и так далее. Плюс к этому еще и истребление в массовом порядке памятников архитектуры, исторических домов и целых исторических кварталов. То есть непоправимые и, к сожалению, невосполнимые утраты.

В качестве позитива можно назвать массовое восстановление и возрождение церквей, реставрацию храмов, которые в советские годы были по большей части в руинах или в каком-то перестроенном обезображенном виде. Единственное, что ни те ужасы, о которых я говорил в начале, ни те позитивные перемены, о которых я говорю в конце, я никак не могу связать с личностью самого Кузьмина. Мне его роль в этом не ясна. Но как человек, который занимал должность главного архитектора, он, конечно, несет свою долю ответственности за плачевные результаты этой городской архитектурной политики. В том-то, может быть, и беда его, что ответственность возложили на него, хотя ключевые решения принимал отнюдь не он. А ключевые решения принимались непосредственно городским руководством.
 

Александр Высоковский, генеральный директор Совета Союза архитекторов России по градостроительству, председатель фонда «Градостроительные Реформы»:
— Александр Викторович за годы работы был членом московской команды, и все, что им делалось, надо понимать сквозь призму интересов и стратегий развития города, которые насаждались командой Лужкова. В этом смысле сказать, что именно он целиком и полностью определял направление развития, архитектуру, те или иные решения, было бы совершенно неправильно. В этом смысле у него был достаточно небольшой маневр. От него, конечно, очень много зависело, и, все, что можно было сделать позитивного, он делал. Другое дело, что у него было не так много возможностей противостоять тем антигуманным тенденциям, которые были в лужковское время: агрессивному девелопменту, снесению памятников, передавливанию торговли, когда бизнес имел очень много возможностей лоббировать свои действия. И в этом смысле Александр Викторович во многих ситуациях выступал с правильной позицией. И где можно было спасти ситуацию, он ее спасал. Ни в коем случае нельзя считать, что если был бы в этом момент другой человек, было бы лучше. Если были бы другие люди, было бы еще хуже. Александру Викторовичу удалось сделать несколько важных вещей. Например, он решил очень сложную задачу реконструкции от метро «Павелецкая» в сторону Павелецкой набережной. Весь фасад Москвы-реки от Котельнической набережной и дальше за Большой Краснохолмский мост и так далее — все это направление было сделано очень точно. Он выступил с правильной позиции при разработке транспортных сооружений и многого другого. Что же было самое главное из негативного – противостоять экспансии экономического антисоциального девелопмента было невозможно. Но было возможно в значительной степени минимизировать большинство решений. Александр Викторович смотрел на город глазами архитектора. И во многих случаях весь градостроительный процесс был поставлен на службу хорошей архитектуре. Конкретному хорошему зданию. Тому или другому. А современные тенденции градостроительного регулирования отходили на второй план. Я считаю, что те возможности, даже те небольшие возможности, которые у него были с точки зрения развития структуры Москвы, он использовал в полной мере. Тем не менее это был человек из правильного окружения. Это был москвич, хорошо знающий, любящий Москву, ценящий все традиции московского градостроительства.

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий