Палаты Аверкия Кириллова

Современная Берсеневская набережная получила название в XIX веке по своему расположению в местности Берсеневка. Она протянулась от Болотной набережной (от стрелки Москвы-реки и Водоотводного канала) до улицы Серафимовича (Большого Каменного моста).


Государев садовник
Название Берсеневка традиционно объясняется двумя версиями. Согласно первой, оно происходит от боярина времен Ивана III и Василия III Ивана Никитича Берсеня Беклемишева (казнен в 1525 году), который либо наблюдал за ночной заставой у Большого Каменного моста («Берсеневой решеткой»), либо владел двором в этой местности.

Согласно другой версии, название связано со словом «берсень» – крыжовник, который мог произрастать в располагавшемся за Москвой-рекой Государевом саду.

На Берсеневской набережной находятся палаты Аверкия Кириллова (дом № 20). Они представляют собой городскую усадьбу XVII века, состоящую из двухэтажного жилого здания и церкви святителя Николая чудотворца на Берсеневке. Рядом находятся Набережные палаты, закрывающие вид на храм Святителя Николая Чудотворца, чье пятиглавие соседствует с силуэтами двух заводских труб.

Москвичи редко гуляли по Берсеневской набережной, потому что она была тупиковой у стрелки. Но теперь от храма Христа Спасителя до нее перекинут пешеходный мост, и больше людей приходит полюбоваться внешним видом одного из шедевров московского зодчества – палатами Аверкия Кириллова.

Согласно легенде, в XVI веке на этом месте располагался двор Малюты Скуратова. Якобы отсюда был прорыт подземный ход в Кремль, проходивший под Москвой-рекой. Белокаменное основание палат датируется XV–XVI веками, а само двухэтажное здание и церковь были построены в 1656–1657 годах по заказу владельца усадьбы думного дьяка Аверкия Кириллова, выходца из рода «государевых садовников», ведавшего царскими садами, располагавшимися в Замоскворечье.

Голландец Николаас Витсен в составе нидерландского посольства побывал в Москве. 20 апреля 1665-го он сделал запись в дневнике: «Я посетил Аверкия Степановича Кириллова, первого гостя, которого считают одним из самых богатых купцов. Он живет в прекраснейшем здании. Это большая и красивая каменная палата, верх из дерева. Во дворе у него собственная церковь и колокольня, богато убранные, красивый двор и сад. Обстановка внутри дома не хуже, в окнах немецкие разрисованные стекла. Он угостил нас различными напитками, а также огурцами, дынями, тыквой, орехами и прозрачными яблоками. И все это подали на красивом резном серебре, очень чистом. Не было недостатка в резных кубках и чарках. Все его слуги были одеты в одинаковое платье, что не принято даже у самого царя».

Аверкий Кириллов известен не только как «садовник», но и как «московский гость» – крупный купец-предприниматель, а также видный государственный деятель. Он был владельцем многочисленных лавок в Москве и других русских городах, соляных варниц в Соли Камской, а также имел немало земель с селами и деревнями. Впоследствии царь Алексей Михайлович пожаловал ему чин думного дьяка.

После этого А. Кириллов возглавлял Приказы Большой казны, Большого прихода, управлял Казенным приказом и Приказом Большого дворца. В его руках находилось управление финансами, торговлей и промышленностью страны. Такое высокое положение сохранялось до гибели Аверкия: во время Стрелецкого бунта 1682 года мятежники сбросили его с Красного крыльца Теремного дворца, зарубили бердышами и под звуки кремлевского набата потащили труп на Красную площадь с криками: «Расступитесь, думный дьяк идет!»

На памятном столбе, поставленном стрельцами на Красной площади, были названы грехи Аверкия Кириллова, приведшие его к столь трагическому финалу: «Великие взятки имал и налогу и всякую неправду чинил».

Похоронен Аверкий Кириллов был, как и его предки, при церкви святителя Николая на Берсеневке.


Владельцы меняются
После гибели Аверкия палаты ненадолго перешли к его вдове Евфимии Евлампиевне, скончавшейся в октябре того же 1682 года. Затем усадьбу унаследовал сын Кирилловых – Яков Аверкиевич, также имевший чин думного дьяка. В 1694-м палаты перешли к его вдове Ирине Симоновне (по второму мужу – Курбатовой).

Наружный декор церкви святителя Николая и самих палат чрезвычайно разнообразен и сложен. Каждый из двух ярусов дома венчается затейливым карнизом с поребриком, на окнах – пышные наличники, стена дробится многочисленными вертикальными тягами: пилястрами, лизенами, полуколоннами. Использование цветных изразцов только усиливает общее впечатление нарядности и пышности. На южном фасаде и на своде юго-восточной палаты сохранились фрагменты росписей.

Возможно, первоначально палаты соединялись с церковью переходом и имели третий, деревянный этаж. Впоследствии комплекс достраивался – в 1690-х годах появились постройки с восточной и западной сторон, а также богато украшенное красное крыльцо.

В 1703–1711 годах дом был несколько перестроен новым владельцем усадьбы – дьяком Оружейной палаты А.Ф. Курбатовым, возглавлявшим в то же время и строительство здания Арсенала в Кремле. К основному зданию пристроили выступ с мезонином в центре парадного фасада, богато украшенный в стилистике петровского барокко.

В 1712–1739 годах палатами владел иностранной коллегии асессор Петр Васильевич Курбатов, не оставивший прямых наследников. Поэтому после его смерти здание перешло в казну.

Во второй половине XVIII века в здании находился Сенатский архив, затем в нем жили сенатские курьеры (отсюда его второе название – «Курьерский дом»).

В 1806-м палаты реконструировали по проекту архитектора А. Назарова.

С 1868-го в здании располагалось Московское археологическое общество, которое провело его реставрацию.

В июне 1923 года Московское археологическое общество было закрыто. Палаты пустовали до декабря 1924-го, когда их первый этаж занял Комитет по изучению языков и этнических культур Северного Кавказа.

В 1925-м на второй этаж палат переехали Центральные государственные реставрационные мастерские (ЦГРМ), организованные художником Игорем Грабарем. ЦГРМ в 1930-м было передано также здание церкви святителя Николая на Берсеневке. Однако в том же году И. Грабарь был вынужден отказаться от дальнейшего руководства мастерскими, а новое начальство ЦГРМ ходатайствовало о сносе колокольни Никольской церкви, и добилось этого в 1932-м…

Вскоре реставрационные мастерские были закрыты. В палатах Аверкия Кириллова устроили общежитие горничных и шоферов Кремля, позже – строителей Дворца Советов, который должен был занять место взорванного храма Христа Спасителя.

В 1953–1959 годах в палатах провели реставрационные работы, которыми руководила Г. Алферова. Описывая позднее состояние памятника, она отметила урон, нанесенный жильцами. Они «вырубили древние связи, растесали окна, пробили в стенах новые двери». В плачевное состояние был приведен белокаменный декор северной пристройки XVIII века. Реставрационные работы велись медленно, и были прерваны в связи с реорганизацией реставрационного дела Москвы. Завершились работы, причем в спешном порядке, в 1963-м. А в 1964-м в палаты переехал НИИ краеведческой и музейной работы, ныне именующийся Российским институтом культурологии (РИК). Он продолжает занимать уникальный памятник архитектуры до сих пор.


Пройдем по этажам

Большие залы первого этажа здания ныне разделены перегородками.

До конца 1990-х единственным помещением, сохранившим первозданный вид, была зала с плитой в своде. Именно здесь проходили публичные заседания Московского археологического общества под председательством графа А. Уварова, а после кончины графа в 1884 году – его вдовы, археолога и коллекционера графини П. Уваровой. Здесь выступали историки М. Погодин, С. Соловьев, В. Ключевский, И. Забелин, Д. Иловайский, архитекторы К. Быковский, Ф. Горностаев, И. Машков, художники А. Васнецов, И. Остроумов…

Роспись зала в стиле допетровского времени, сделанная во второй половине ХIХ века, не сохранилась. Хотя, возможно, она просто скрыта под слоями краски.

По узкой винтовой лестнице можно спуститься в подвал – бывший первый этаж палат. Сейчас залы подвала освобождены от хранившихся в них книг и хозяйственных предметов. Это дало возможность обнаружить на их стенах немало клейменых кирпичей, показывающих различные периоды истории строительства палат.

На третьем этаже, куда ведет деревянная лестница, расположена так называемая светелка, где при Кирилловых и Курбатовых жили женщины. Из нее открывается вид на Москву и соседнюю церковь Николы на Берсеневке.

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий