Слегка обманутые дольщики

Об обманутых дольщиках мы наслышаны. Это те, кто заплатил, но не получил. Они много митингуют, потому что у них – ни денег, ни квартир. А есть и другие дольщики, которым, пусть криво и дыряво, но построили. Им – не до митингов, им надо что-то делать с домами-полуфабрикатами. А что делать, если уже обиты все пороги, они не знают.

Так в редакции появились двое мужчин интеллигентного вида с толстыми папками в руках. Расположились они за столом, достали кипы документов и поведали о том, как стали жертвами обмана со стороны строительных аферистов. И о равнодушии тех, по чьей вине обман стал возможным.


А сверху падают кирпичи
Инвестиционный контракт на строительство трех корпусов дома 9 на ул. Пырьева был заключен в 2001 году. Первым дольщикам из корпуса № 1, заплатившим за будущие квартиры сравнительно недорого – 650 долларов за квадратный метр, обещали жилье еще в 2003 году. Но до готовности объекта было далеко, люди ждали год, два, три, четыре, пребывая в неведении, пока случайно, задним числом не узнали, что дом введен в эксплуатацию в 2005 году. Кто бы мог подумать, что госкомиссия примет его в таком состоянии – с временными схемами подключения инженерных коммуникаций?

Начали помаленьку заселяться, делать ремонты. И очень быстро поняли, что им подсунули недострой. Осознание всей серьезности положения усиливалось по мере обнаружения брака. В доме повышенной комфортности, построенном по индивидуальному проекту, не оказалось ни одного прибора учета – ни в квартирах, ни в техподполье.

Вместо качественных стеклопакетов им установили турецкий неликвид. Опалубку по монолиту на нестандартный дом обычно заказывают специально, и это очень дорого. Строители сэкономили и на этом. Брали опалубку размером поменьше с типового проекта, а там, где ее не хватало, ставили доски, подпирали их трубами, которые потом шли на системы отопления и водоснабжения. Люди удивлялись, почему стояки холодные? Оказалось, трубы забиты цементом. Приходилось вырезать целые участки. А чему, собственно, удивляться – строили гастарбайтеры. И как? Один из соинвесторов Владимир Долинин наблюдал сей процесс из окон своей старой пятиэтажки, готовящейся к сносу:

– По проекту в квартирах должны были установить стальные отопительные радиаторы шведского, итальянского или аналогичные им российского производства. А оказались допотопные квадратные, прикрываемые крышками, по словам самих же строителей, демонтированные из соседних общежитий. Новоселы их вырезали, выбрасывали, но подъезжала машина, эти радиаторы старательно собирали и вывозили для монтажа в соседних строящихся корпусах. Экономил застройщик и на рабочей силе. На объект привозили группу гастарбайтеров, те работали месяц-два, им не платили, и они покидали стройку. Им на смену завозили новый отряд. В один момент возмущенные рабочие, перед тем, как уехать, побили в доме окна…

Но что там счетчики и радиаторы! В 22-х этажной высотке не работала система ППА и ДУ (противопожарной автоматики и дымоудаления), не действовал мусоропровод. Дефекты кладки видны по всей высоте дома по сей день, по монолиту идут трещины, кирпичи вываливаются. Трижды приезжали верхолазы, ремонтировали, но вскоре опять все отслаивалось. Выпадают не только отдельные кирпичи, но и целые фрагменты. Пока никого не убило, но были случаи повреждения припаркованного транспорта, кондиционеров. Колонны на первом этаже должны быть утеплены, облицованы. Но из-за того, что торец не защищен, нет гидроизоляции, постоянно возникают протечки, промерзают нижние этажи.

И это еще не все сюрпризы! Получив первые квитанции на оплату жилищно-коммунальных услуг, опять же задним числом жители узнали, что в их доме, оказывается, есть ТСЖ! Выяснилось, что его создал инвестор-застройщик еще в 2003 году во время строительства. Мало того, незадолго до сдачи дома товарищество заключило договор подряда с аффилированной управляющей компанией застройщика. Естественно, никаких общих собраний не проводилось, да и право собственности еще никто не зарегистрировал. К примеру, Олег Гольдфарб смог оформить его только в 2010 году. И до сих пор документов нет примерно у 15 % соинвесторов.

… Да-а-а! Мало того, что жить в доме опасно, да еще в нем действует какое-то неведомое ТСЖ на пару с непонятной управляющей компанией! Люди активизировались, создали инициативную группу. Решили узнать, как дом с таким браком мог быть принят в эксплуатацию и разрешен к заселению? И почему никто не торопится исправлять недоделки?

Добыли документ – так называемую техническую «ключевую справку». Это обязательное приложение 3 к московским строительным нормам. Справка эта подтверждает, что объект по строительному адресу ул. Пырьева, вл. 5, корп. 3 принят под заселение. От эксплуатирующей организации – ТСЖ – директор некто Е. Чукин своей подписью удостоверил, что все работы по ликвидации недоделок и дефектов по замечаниям ТСЖ выполнены, приняты на «эффект» сантехсистема и электрооборудование, квартиры опечатаны, электрические счетчики переданы эксплуатирующей организации. И перевод на постоянное электроснабжение объекта выполнен, и лифты сданы в эксплуатацию. То есть по документу выходило, что с домом полный порядок.

Олег Гольдфарб объяснил:
– ТСЖ было зарегистрировано еще в январе 2003 г. без участия будущих собственников заказчиком-инвестором в соответствии со ст. 48 Федерального закона № 72-ФЗ от 15 июня 1996 г. «О товариществах собственников жилья», который с введением в действие Жилищного кодекса утратил силу. Таким образом на момент сдачи корпуса в эксплуатацию в 2005 г. председатель ТСЖ и руководитель эксплуатирующей организации в одном лице Е. Чукин, который в документах именуется как директор ТСЖ, не имел законных оснований действовать от имени ТСЖ, т. к. в соответствии со ст. 147, 148 ЖК должен быть избран правлением и являться собственником или будущим собственником помещения в доме. Сама же процедура проведения общего собрания и избрание правления после 1 марта 2005 года должны соответствовать ст. 139, 45–48 Жилищного кодекса.

Вся деятельность ТСЖ свидетельствует о том, что оно было зарегистрировано не для представления интересов будущих собственников, а только с целью подписать необходимые документы при сдаче дома в эксплуатацию, а в дальнейшем как можно дольше скрывать все нарушения, допущенные при строительстве, так как с такими недоделками и строительным браком иная – не карманная эксплуатирующая организация документ о готовности корпуса к заселению не подписала бы.


Пишите, Шура, пишите…
Поняв, что своими силами проблем не решить, инициативная группа попыталась привлечь внимание контролирующих органов. Направили письмо в Мосгосстройнадзор (Комитет государственного строительного надзора города Москвы), поскольку именно эта организация давала итоговое заключение о готовности дома.

В 2008 году Мосгосстройнадзор в своем ответе сообщил, что «в 2005 году системы горячего и холодного водоснабжения, водостока и отопления здания, наружные ограждающие конструкции, кровля и слаботочные сети были приняты авторским надзором, техническим надзором застройщика, исполнителем и эксплуатирующей организацией. Застройщик в ходе приемки представил об этом акты. После подписания акта приемки объекта в сентябре 2005 года застройщик неоднократно обращался в комитет с просьбой выдать итоговое заключение, но обращения отклонялись в связи с тем, что объект не был подготовлен к вводу в эксплуатацию: имелись многочисленные недоделки, не было произведено подключение к постоянному источнику энергоснабжения. В связи с этим не принимались в постоянную эксплуатацию системы противопожарной защиты, дымоудаления и лифты.

Уступая требованиям жильцов, посчитавших себя обманутыми дольщиками и желавших немедленно начать оформление права собственности на приобретенное жилье, учитывая тот факт, что строительство сетей и сооружений энергоснабжения затягивается не по вине застройщика (финансирование проектных и строительно-монтажных работ по ним велось из городского бюджета), в конце 2006 года застройщику было выдано итоговое заключение при условии, что фактическое заселение будет производиться после перевода здания на постоянное энергоснабжение и устранения недоделок. Соответствующее обязательство застройщик представил комитету.

Устранением недоделок, говорится в письме, в том числе и тех, которые перечислены в обращении жителей, занимается генеральный подрядчик и эксплуатирующая организация. Еженедельно управа района Раменки проводит совещания с участием инициативной группы жильцов, застройщика, генерального подрядчика, Мосгосстройнадзора, на которых рассматривается перечень замечаний и график работ по их устранению. Несмотря на принимаемые меры, в 2008 году работы по устранению недоделок были полностью прекращены.

В конце письма Мосгосстройнадзор рекомендовал жителям заключить договор подряда на устранение недоделок и дефектов с другой организацией с последующим взысканием понесенных убытков с застройщика. А в случае привлечения Мосгосстройнадзора в качестве третьего лица по делу о взыскании убытков пообещал поддержать их требования.

Это предложение контролирующего органа вызвало у жителей недоумение. На какие деньги нанимать «другую организацию»? Цена вопроса по приблизительной оценке привлеченных ими экспертов составила порядка 60 млн рублей, то есть по трети миллиона с каждой из 188 квартир. За точный обсчет с них запросили по 500 тысяч рублей, и жители отказались – не потянули. Что говорить про 60 млн рублей! К тому же выяснилось, что застройщик находится в стадии ликвидации. Даже если будет судебное решение в пользу жителей, то вряд ли им удастся что-нибудь взыскать с этой организации.

«Контроль над качеством выполнения работ по устранению недоделок и за соблюдением сроков, который должен осуществлять Мосгосстройнадзор, не проводится должным образом. Его представители, посещавшие объект, видели, что график не выполняется и будет сорван, что и произошло. Из 24 позиций по устранению недоделок в корпусах со сроком окончания 1 июня 2007 г. работы проводились только по 7 позициям, но не завершены до сих пор. Что это за контроль?» – вопрошает Олег Гольд-фарб.

Он показал еще один любопытный документ – письмо председателя Мосгосстройнадзора бывшему мэру Москвы, в котором жаловался на нерадивого застройщика: “Несмотря на неоднократные предупреждения о возможности применения к нему санкций, застройщик не реагирует”. Комитетом были направлены материалы в Департамент конкурентной политики и Москонтроль с предложением о включении организации в реестр недобросовестных поставщиков правительства Москвы за невыполнение взятых обязательств перед городом. Кроме того, комитет счел целесообразным произвести расторжение всех действующих инвестиционных контрактов, заключенных городом с этим застройщиком.

Олег Гольдфарб заметил:
– Жалобы мэру, предложения о включении бракодела в черный список и о расторжении контрактов, предупреждения самому застройщику – довольно странные и мягкие меры воздействия со стороны столь грозного контролирующего органа. Реальной помощи от Мосгосстройнадзора жители, увы, не получили. И застройщику эти предупреждения, что мертвому припарка. В доме-то ничего не изменилось!

Обратились в прокуратуру. После семи отказов в возбуждении уголовного дела через Следственный комитет все же удалось добиться возбуждения уголовного дела, но странным образом оно было закрыто. Да и дела-то самого жители не видели, им даже не сказали, против кого оно возбуждено – дескать, потерпевшим это знать не положено! Все следствие свелось к опросу десятка жителей. Всем задавали вопрос: какой вы получили ущерб от некачественной постройки дома? Люди не могли на него ответить. И правда, как определить ущерб, если в квартире перепад по стене 6 см вместо допустимых 2 см, и из-за этого придется положить штукатурки на 50 тысяч рублей больше? Или во сколько оценить промерзающие нижние балконы?

Владимир Долинин считает:
– Следствие проведено не должным образом. Это очевидно даже для человека, не имеющего юридического образования. Есть акты Мосжилинспекции – целых 15, где четко указана каждая недоделка, причем не мелкая, каждая тянет как минимум на 200 тысяч рублей. Для того, чтобы оценить, все сделано по проекту или нет, надо взять проект. Об этом я и сказал следователю. На что он ответил: “Мы проект запросили, но нам его не дали…” Но если отказал застройщик, то проект можно получить еще в четырех организациях – в Мосгосстройнадзоре, в проектной, в эксплуатирующей организации и у застройщика. Было бы желание! Видимо, проще было пригласить граждан, попросить их оценить свой ущерб и на основании того, что они не смогли это сделать, закрыть дело.

Такими же бесполезными оказались обращения в МЧС по поводу неработающих систем противопожарной автоматики и дымоудаления. А ведь представитель и этой организации принимал дом и ставил свою подпись в актах.


Помоги себе сам
Фальшивые ТСЖ появляются по разнарядке. А вот настоящие товарищества создаются не от хорошей жизни. Таких в домах-недостроях по Москве немало. Люди вынуждены объединяться для того, чтобы сообща выпутываться из безвыходных ситуаций. Жители корп. 1, д. 9, на ул. Пырьева, поняв, что помощи им ждать неоткуда, в прошлом году создали свое ТСЖ «Сетуньское». Конечно, встал вопрос – а что делать с прежним ТСЖ, образованным на трех корпусах одного дома – на общих коммуникациях и официально зарегистрированного? Правда, зарегистрировано оно было по строительному, уже несуществующему адресу.

Олег Гольдфарб (теперь мы его можем представить по-другому – председатель правления ТСЖ «Сетуньское») объяснил:

– Ликвидировать ТСЖ застройщика мы не стали, потому что его регистрация была проведена по несуществующему – строительному адресу. Трогать его, тем более, что оно не легитимно, не было смысла. К тому же один городской чиновник посоветовал: на ликвидацию уйдет года полтора, только потеряете время. Так и поступили. В отличие от жителей двух остальных корпусов, которые пошли другим путем. Они вступили в существующее нелегитимное ТСЖ, переизбрали председателя, расторгли договор с управляющей компанией, но тут же стали отвечать по всем долгам этого ТСЖ, которые они не совершали – по 4,5 млн на каждый корпус!

Впрочем, раздумывать было некогда, кирпичи с фасада продолжали падать, трещины – расти. ТСЖ «Сетуньское» приступило к работе – с нулевым расчетным счетом, без технической документации, в разрухе. В активе – только энтузиазм.

Член правления Владимир Долинин поведал о трудовых буднях:
– ТСЖ застройщика собирало с нас за лифты и перечисляло нескольким фирмам огромные деньги. Но пользоваться ими было опасно, однажды лифт упал, не сработала ловушка. Обошлось без жертв. Мы сразу же пригласили Мослифт, заключили договор. Но нам тут же выставили счет на 942 тыс. руб. для проведения аварийно-восстановительных работ на 4 лифтах. Требовалась замена шкивов, тросов, из 4 редукторов два нуждались в ремонте, один в замене. Нерабочими были все устройства безопасности – те же ловушки, которые должны подхватить лифт в случае его падения. Без этого лифты должны быть остановлены. Для жителей 22-этажного дома это катастрофа.

Перевели электроснабжение с временной схемы на постоянную. Подписали договор с Мосводоканалом. Только МОЭК отказывается заключать договор, дескать, он уже находится в договорных отношениях с прежним ТСЖ. Нам говорят – сначала разберитесь, какое из двух товариществ легитимно! Теплоснабжение ведется по временной схеме – через байпас. Его МОЭК требует убрать. А он длиной в десятки метров, для того, чтобы его «утопить» в землю, нужны капитальные вложения, проект. Все это должен был сделать застройщик. Тепло в дом поступает, но без договора мы не можем представить жителям счет за эту коммунальную услугу. Сейчас на старом ТСЖ висит около 5 млн руб. долга за тепло только по нашему корпусу, а мы не являемся правопреемниками по долгам.

С марта нынешнего года ТСЖ «Сетуньское» взяло на себя функцию управления. Но от управляющей компании застройщика не передан ни один документ. Правление не имеет даже реестра собственников – не вся собственность еще зарегистрирована. Поэтому ходят по квартирам и создают реестр путем опроса. Решили вести расчеты через систему ЕИРЦ, но от ТСЖ затребовали полный пакет документов, которых у него нет.


Не одни вы такие
Председатель ТСЖ «Сетуньское» Олег Гольд-фарб считает:
– К вводу недостроенного дома причастны государственные структуры. И мы, наверное, вправе за это спросить с власти.

Еще в 2008 году первому заместителю мэра Москвы в правительстве Москвы Владимиру Ресину была представлена докладная Мосжилинспекции о проверке заселения жилых домов-новостроек. Интересные в ней приводятся цифры: «За период 2006–2007 г. г. и 1 квартал 2008 г. введено в эксплуатацию 477 новостроек, заселено 284 из них, то есть 59%. Основная причина низкого уровня заселения заключается в вводе в эксплуатацию жилых домов по временной схеме подключения систем ресурсоснабжения, в том числе снабжение электроэнергией от передвижных электростанций, не приняты в эксплуатацию ЦТП, ТП. Всего выявлено 88 строений с временной схемой работы инженерных коммуникаций, в том числе 33 объекта, запитанных от передвижных электростанций». В перечне наиболее проблемных объектов в этой докладной фигурируют и корпуса дома 9 на ул. Пырьева.

Таких домов по Москве действительно много, только шума вокруг них мало. Люди там поняли, что судиться и пытаться что-то взыскать с недобросовестных застройщиков бесполезно. Не стали на это тратить время, смирились с тем, что у них есть, и помаленьку, шаг за шагом, на собственные деньги годами исправляют строительный брак. Все успешные дома, успешные ТСЖ – это те, которые подобные ситуации преодолели.


Пока верстался номер
В редакцию позвонил Олег Гольдфарб и сообщил пренеприятнейшее известие. На обращение в Мосжилинспекцию о проведении обследования технического состояния дома он получил ответ. Инспекция жилищного надзора по Западному административному округу сообщила, что по адресу: ул. Пырьева, д. 9, корп. 1 зарегистрировано два ТСЖ. Согласно Жилищному кодексу в доме может быть создано только одно ТСЖ. В соответствии с выпиской из ЕГРП старое ТСЖ не ликвидировано. И уведомила о том, что «по факту выявленных нарушений готовится исковое заявление о ликвидации… ТСЖ «Сетуньское»!

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий