Создавая экопоселения, горожане меняют образ жизни и адреса летнего отдыха

Создаваемые в России экопоселения — для одних горожан смена образа жизни, а для других — возможность необычного летнего труда и отдыха

Сами они мобильные, а мед у них сотовый. Полтора десятка молодых людей уехали из Москвы и Петербурга, чтобы в калужском лесу создать экопоселение, специализирующееся на пчеловодстве. Около их палаток, атакуемых экологически чистыми комарами, стоят неплохие машины: "фольксваген", "рено", "форд"… В городе остались квартиры и профессии.

Участники будущего экопоселения "Инить" в какой-то момент пришли к пониманию, что им хочется жить не просто вне города, нанося минимальный вред природе, но еще и среди единомышленников. На сайте проекта сказано: "Будущее — именно за подобными поселениями, поскольку в условиях быстро приближающегося глобального кризиса никакие попытки создания индивидуального, отгороженного от людей спасительного уголка не представляются разумными и перспективными. Успешная, интересная и радостная жизнь в сельской местности может строиться только на принципах общинности, экологичности и осознанного минимализма". Жизнь в "Инити" будет устроена по принципу коммуны — большие общественные пространства, общественные здания, общее питание… Всех объединяет совместная деятельность, общие цели и задачи.

В мире насчитывается около 2 тысяч экопоселений, в России уже около двух сотен. "Огонек" попытался понять тех, кто создает новую разновидность колхозов.


Трудиться как пчелы
Мы приехали в "Инить" в обед. В большой палатке был накрыт деревянный самодельный стол: макароны, салат, сыр, фрукты, травяной чай… Этот проект — с вегетарианской кухней (без мяса и рыбы, но молочные продукты возможны). Волонтеры, приезжающие помогать строить поселение, питаются бесплатно. Обед проходил по расписанию, висевшему на стене: в 7:00 — подъем, дальше разминка, завтрак, с 8:00 — труд, в 12:00 — обед, потом опять труд, в 16:00 — лекция (уже прочитаны лекции по пчеловодству, раздельному сбору мусора, моющим средствам…). Отбой в 23:00. Распорядок дня написан еще и на английском: скоро должна прибыть бельгийка-волонтер. Вообще, организаторов проекта тут буквально два человека, остальные — волонтеры. Поступило 30 заявок от желающих. Например, хочет приехать 40-летний мужчина с двумя высшими образованиями, последние годы работавший телепродюсером, а сейчас решивший изменить свою жизнь.

Из тех, кто уже приехал, Михаил — картограф, Сергей занимается автострахованием, Евгений — программист. Все теперь наслаждаются работой на природе. Евгений, взявший на полгода отпуск, говорит, что привез с собой музыку, но не хочется ее слушать — приятнее пение птиц и шум ветра.

Кто-то приезжает сюда на короткий срок, кто-то собирается жить до холодов, а кто-то думает и зимовать (первое здание должно быть построено через полтора месяца). Существуют правила пребывания волонтеров на территории центра "Инить": "Доброжелательно вести себя по отношению к окружающим"; "Отказаться от современных агрессивных моющих средств… пользоваться органическими и натуральными экосредствами — содой, горчичным порошком, мылом ручной работы…"; "Следить за своей речью и воздерживаться от употребления ненормативной лексики"; "Курить только в специально отведенных местах"… Алкоголь и наркотики на территории проекта запрещены.

Что можно построить в России, если нельзя ни выпить, ни толком закусить и перекурить? Казалось бы, ничего. Но у организаторов большие планы. Они сейчас заключают договор с районной администрацией о выделении под проект в первый год 300 га земли, которая будет взята в аренду на 49 лет. Здесь возникнут большое пасечное хозяйство с целью восстановления среднерусской породы пчелы (уже завезены полсотни пчелосемей), центр природосберегающих технологий, центр позитивного развития личности, детская деревня… В общем, тут будут развивать естественное пчеловодство и естественное земледелие. Возникает не менее естественный вопрос: кто все это будет оплачивать? Ответ на него дают такой: наряду с людьми, которые готовы работать бесплатно (волонтерами), существуют люди, готовые вложить деньги в проект, экономической составляющей которого является пчеловодство. И еще возможны спонсоры, стремящиеся восстановить природу. "В моей старой жизни осталось много богатых людей, которые хотят вложить деньги в этот проект,— говорит его участница Светлана.— У них есть все, но они не понимают, ради чего жить, и спрашивают себя: что я сделал для мира?"

Светлана сама 10 лет занималась бизнесом в Москве, параллельно вела тренинги личностного роста, а последние четыре года, по ее словам, — "по лесам и полям". Она здесь с мужем Максимом Александровым, одним из организаторов проекта "Инить" (бизнесменом, совладельцем предприятия, отошедшим от дел), и трехлетним сыном Артуром. Пока Светлана ночует с ребенком и двумя собачками в машине, но уже заказала типи (жилище индейцев). "У меня есть все: машина, квартира, дача, но для чего? Чтобы пожить и оставить после себя гору мусора?" — говорит она. Светлана и ее сын одеты в вещи из так называемого фримаркета: она выделяет комнату в своей большой квартире, и они с подругами раскладывают одежду, которую покупали, но почти не носили. И происходит обмен.

В проекте "Инить" участвует и брат Светланы, который хочет привезти сюда жену с полуторагодовалым ребенком. Алексей тоже бывший бизнесмен, изменивший свое отношение к деньгам.


Пластиковые кирпичи
Пока одни волонтеры занимаются строительством (здесь, в частности, собираются построить соломенное здание, а также несколько объектов по технологии "закидняк" — из остатков леса, коротких бревен), другие клеят рамки для ульев. Неподалеку уже распаханы 6 га земли и засеяны медоносной горчицей. Один из организаторов "Инити" Федор Лазутин — автор книги "Пчелы в радость, или Опыт естественного подхода в пасечном деле". Он президент GEN-Россия (Global Ecovillage Network, Глобальной сети экопоселений) и один из основателей экопоселения "Ковчег", расположенного тоже в Калужской области. Федор, окончивший московский Физтех по специальности "Молекулярная биология" и работавший в Институте эпидемиологии и микробиологии им. Гамалеи, уже больше 10 лет живет с семьей в "Ковчеге", там у него большая пасека. В "Ковчеге" — около 100 человек, включая 40 детей. Поселенцы, как сказано на сайте поселения, "в современной городской цивилизации перестали видеть перспективу для своей собственной жизни и для будущего своих детей".

Федор решил заняться еще одним проектом, тем более что опыт большой. Знаком он и с зарубежным опытом: месяц провел в составе международной группы в немецкой экодеревне "Зибен линден" на курсах по проектированию экопоселений. "Зибен линден" существует с 1990-х годов, в ней проживает примерно 100 человек. Земля, общественные постройки и коммуникации находятся в общей собственности. "Особенно впечатляют технические достижения: солнечные батареи, энергоэффективные дома, системы очистки воды и многое другое,— вспоминает Федор.— Во всех домах экопоселения установлены компостные туалеты, не потребляющие воды и производящие органические вещества, которыми удобряют деревья и кустарники. Устроены компостные туалеты по-разному, но идея используется одна: отходы смешиваются с древесными опилками и после этого компостируются. Для утилизации "серой" воды (то есть той, которая образуется при мытье посуды, стирке и пользовании душем) сделаны поля фильтрации, после которых очищенная вода применяется повторно для технических нужд. Для отопления здесь не используется ни газ, ни электричество. Из экологических соображений для отопления домов (кроме солнца) используются только дрова, которые являются возобновляемым ресурсом…"

В общем, это экологичность и "осознанный минимализм при сохранении достаточно комфортного уровня жизни", к чему стремятся и в "Инити". Туалет здесь, кстати, тоже компостный. Аккумулятор заряжается от солнечной панели. И пока участники проекта не отвезли ни одного мешка мусора. Тут даже решили проблему с пластиком (упаковками и пакетами). По технологии одного из участников, Романа Саблина, ими плотно забивают пятилитровые бутылки, и из этих пластиковых кирпичей потом можно строить заборы и нежилые помещения.


Население поселений
"Движение экопоселений началось в 60-е годы XX века в США и странах Европы, а затем распространилось по миру. Оно возникло на волне стремления небольших городских сообществ к гармоничному проживанию на природе в ответ на обезличивание городской жизни и все большую индустриализацию сельского хозяйства. В России первые экопоселения стали появляться начале 1990-х годов",— говорит Роман Саблин. Роман — тренер по экологичному образу жизни, управляющий партнер Бюро эко-решений GreenUp. В прошлом занимался развитием корпоративных и PR-коммуникаций в ряде крупных компаний.

Роман проанализировал существующие в России экопоселения и разделил их на типы: традиционные; поселения родовых поместий; социальные поселения, где работают с детьми, в том числе приемными и инвалидами; профильные; религиозные. По словам Романа Саблина, экопоселения — это возможность разгрузить города и дать альтернативные места для проживания и развития человека. Кроме того, люди за 20 лет после Советского Союза устали от квартирного одиночества.

На сайте проекта "Инить" его создатели замечают: "Следует признать, что, несмотря на массу экспериментов и большое количество теоретических подходов, на настоящий момент в мире ни один долгосрочный, комплексный и легко тиражируемый проект такого рода еще не был создан". Почему проекты недолгосрочны, Роман объясняет так: "Люди разучились жить вместе, слышать друг друга. Наше общество заточено на индивидуализм". (В "Инити", понятно, конфликты возникают, но здесь все проблемы, взаимные претензии и обиды проговариваются, для чего существует специальный механизм — форум.) Еще одну причину называет участница проекта Люба: "Часто люди, строя поселение, не имеют общей цели. Пока строили, была деятельность, которая их сплачивала. А как обустроили быт, выясняется, что цели нет".

Любовь — из Санкт-Петербурга, по профессии — организатор массовых культурных мероприятий, последнее время была менеджером волонтерских проектов в "Гринпис России". Она из семьи интеллигентов (врачей, преподавателей), на земле никто не работал.

У городских интеллигентов не все сразу получается, даже клеить рамочки для ульев выходит не у всех. Но опыт других поселений показывает, что удается жить, зарабатывая на продаже сельхозпродукции, принимая в гости экотуристов, устраивая семинары. Для туристов и волонтеров во многих поселениях летом организуют специальные молодежные лагеря со своей программой: заготовка дров, сенокос, хороводы, хождение по углям, семинары по раскрытию голоса, травоплетению…


***
В экопоселении "Инить" ставят задачу формирования нового сознания: "Открытость, доверие, сотрудничество и взаимопомощь вместо конкуренции, скрытой вражды, борьбы за влияние, власть и деньги. Жизнь без чувства собственности на имущество… без необходимости обустраивать маленький мирок вокруг себя и тратить всю жизненную энергию на его защиту".

При этом современные средства связи (мобильные, интернет) не дают участникам поселения выпасть из социума и помогают поддерживать отношения с теми, кто пока не покинул общество потребителей.

А вот немецкое поселение "Зибен линден" — "безмобильная" зона: при въезде каждый обязан выключить телефон, поскольку этот вид связи считается небезопасным. Вообще, чаще всего ограничения в западных экопоселениях накладываются на телевизор, в некоторых случаях запрет записан даже в уставе коммуны.

Телевизоров в "Инить" завозить не планируется. А интернет тут редко используют для того, чтобы узнать политические новости или даже, кто как сыграл на чемпионате Европы по футболу. Итоги матчей им, в калужский лес, иногда сообщает по SMS из Петербурга 93-летняя бабушка Любы, футбольная болельщица с 30-летним стажем.

Рубрика: Загородная недвижимость

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий