У подножия «пирамиды»

Ну кто откажется последовать примеру знакомого, получившего квартиру, что называется, на халяву? И какие уж тут доводы все о том же бесплатном сыре…
 

Среди магазина, случайно…
Рассортировав продукты по пакетам, Галина Николаевна подхватила покупки и поспешила к выходу из торгового центра. Приближаясь к дверям, миновала эскалатор и вдруг столкнулась со спустившейся сверху женщиной, замешкавшейся со своими сумками. Галина Николаевна узнала бывшую коллегу Татьяну.

«Вот… ремонтом занялась, – смущенно улыбнулась та, кивнув на сумки из хозяйственного гипермаркета. – Мы ведь с мужем недавно переехали: квартиру купили, надоело по съемным мыкаться. И знаете, так повезло – нашли компанию, которая дала нам ссуду, быстро подобрали подходящее жилье, теперь погашаем долг. Очень удобно!».

Галина Николаевна не без зависти скользнула взглядом по счастливому лицу знакомой. Подумать только, «квартиру купили»… Ужель та самая Татьяна, что на работе и двух цифр сложить не могла, болтушка и хохотушка, теперь занимается ремонтом в своей собственной квартире!

С некоторых пор, после женитьбы сына, жилищная проблема встала перед Галиной Николаевной весьма остро. Сноха оказалась вежливой и покладистой, грех жаловаться, но все же две семьи в маленькой «двушке», две хозяйки на крошечной кухне – врагу не пожелаешь.
 

Никакого риска
По дороге домой Галина Николаевна все размышляла, слова бывшей коллеги так поразили ее, что едва переступив порог, она бросилась набирать ее номер. Татьяна великодушно поделилась контактами облагодетельствовавшей ее фирмы, сообщив: «Муж вышел на эту контору через знакомого. Квартиру получили быстро. А сейчас и вовсе нечего волноваться – клиентов стало больше, никакого риска!».

Вечером Галина Николаевна созвала семейный совет, где родственники, уставшие от тесного соседства, с воодушевлением восприняли ее предложение приобрести квартиру с помощью чудо-фирмы. «Кажется, я о чем-то подобном слышал, это нечто вроде кооператива, да? – уточнил сын. – Кажется деньги дают под очень низкий процент, гораздо ниже, чем в банке».

Схема приобретения жилья, и правда, напоминала ипотеку, только без участия банка. Татьяна предупредила: для участия в программе нужно внести первоначальный взнос – процентов 20-25 от стоимости квартиры. Некоторые накопления у сына Галины Николаевны были, только вот до банка он не дошел – опасался, что с его нестабильной зарплатой кредит не получит.

«А вот на этот счет можно не волноваться, – отмахнулась Галина Николаевна. – Таня говорит, с оформлением документов просто, там нас и от бумажной волокиты избавят, не будем платить за каждую закорючку!».

Вскоре Галина Николаевна и ее сын отправились в офис фирмы. Улыбчивый сотрудник, предложив кофе и жестом пригласив в мягкие кресла, доступно рассказал о процедуре приобретения жилья.

«Вы, конечно, слышали выражение: «Желание клиента – закон». Смею заверить, для нас это – не пустые слова, – улыбку на лице специалиста сменило серьезное выражение. – Сами можете определить сумму ссуды, подобрать квартиру, выбрать условия кредитования. А можете поручить все это нашим профессионалам, они и жилье найдут, и бумаги составят!».

Слушая специалиста, Галина Николаевна оглядывала просторный кабинет. О ее солидности говорили многочисленные дипломы, висевшие на стенах, в углу красовался огромный плакат с зазывными лозунгами – фирма-однодневка на такую роскошь тратиться бы не стала.

Переглянувшись с сыном, Галина Николаевна решительно хлопнула ладонью по столу – давайте договариваться! Только вот незадача: история Татьяны так вдохновила новых клиентов, что они поспешили в офис, не успев толком обсудить желаемый вариант покупки.

«Ничего страшного, и на этот счет у нас все предусмотрено, – вновь обворожительно улыбнулся сотрудник фирмы. – Давайте прикинем, хотя бы примерно, какой размер ссуды вам нужен. А потом наши специалисты подберут для вас несколько вариантов на выбор».
 

Чудеса, да и только!
Произведя нехитрые расчеты, клиенты определились с цифрами и согласились внести 20 процентов от примерной стоимости квартиры. Фирма же, в свою очередь, обязалась выдать кредит на оставшуюся сумму на «смешных» условиях, под 3% годовых на 20 лет – чудеса, да и только! Правда, «обязалась» – это громко сказано, потому что о договоре сотрудник… забыл.

«Ну да, представляете, забыл! – он задорно хлопнул себя по лбу, когда Галина Николаевна напомнила о том, что неплохо бы составить соглашение. – Кредит будем оформлять на вашего сына? Не бойтесь, никакого пакета документов собирать не потребуется, хватит и паспорта. Вот, можете ознакомиться с договором. Стандартный вариант, все ваши циферки на месте, можете не проверять!».

Специалист честно предупредил, что клиентам придется запастись терпением, ведь на подбор вариантов обычно уходит до двух месяцев. Неприятно удивило и то, что помимо первоначального взноса пришлось заплатить немалую сумму в качестве вступительного взноса в кооператив, а также внести первый ежемесячный платеж.

«Ничего страшного, это все равно дешевле, чем ипотека», – успокаивала себя Галина Николаевна, с надеждой ожидая звонка из фирмы. Сотрудник объявился спустя ровно два месяца, пригласив клиентов в офис. «Простите, за эти деньги ничего достойного подобрать не удалось, сами видите, – специалист нахмурился, пренебрежительно бросив на стол два листка с объявлениями. – Вот если бы вы согласились поднять размер первого взноса до 30 процентов…».
 

Кооператив, который лопнул
Заподозрив неладное, сын Галины Николаевны отказался платить и стал собирать информацию о фирме. Отзывы были разные: кто-то благодарил кооператив за квартиру, но большая часть клиентов ставила под сомнение законность ее деятельности, а некоторые прямо говорили о мошеннической «пирамиде».

Решив забрать деньги из кооператива, клиенты обратились к улыбчивому сотруднику, который долго уговаривал «потерпеть, пока риелторы не подберут хороший вариант». Поняв, что переубедить Галину Николаевну и ее сына не получится, «специалист» снял маску услужливого помощника и сурово изрек: суммы вступительного взноса и ежемесячный платеж не возвращаются, а если клиенты не верят, могут прочесть договор, там все указано.

Смирившись с потерей этих денег, клиенты стали настаивать на возврате первоначального взноса. Сотрудник фирмы «кормил завтраками» и бегал от вопросов еще два месяца, а потом кооператив просто прекратил свое существование.

«Галина Николаевна, простите, втянула вас в такую историю! – рыдала в телефонную трубку Татьяна. – Не знаю, что теперь и с нами будет, мы ведь не успели выплатить кредит…».

Сейчас горе-пайщики исправно ходят на беседы с представителями правоохранительных органов. Выясняется, что фирма действительно функционировала по принципу «пирамиды»: взносы «вновь прибывших» шли на выплату ссуды прежним. А квартиры первым клиентам предоставили просто для отвода глаз.
 

Комментарий
Александра Бузина, юрист:

– В последние годы на рынке жилья активизировались мошенники, которые действуют под прикрытием потребительских ипотечных кооперативов и иных подобных организаций. Их деятельность строится по принципу финансовой пирамиды: взносы новых участников идут на выплаты ссуд их предшественников, на рекламу деятельности организации. Немалая часть денег оседает на счетах руководителей и сотрудников «пирамиды».

Клиентов привлекают очень низкими процентными ставками и весьма удобными условиями погашения кредита. Это нередко объясняют благотворительностью – аферисты способны прикрываться несуществующими программами помощи льготным категориям граждан. Для убедительности некоторые пайщики действительно получают квартиры.

Отличительная черта подобных «кооперативов» – «небрежность» в оформлении бумаг и отсутствие четких условий кредитования. Чтобы стать пайщиком, зачастую достаточно просто предъявить паспорт – и, разумеется, внести взнос размером 20-30 процентов стоимости жилья.

Сотрудники кооперативов не любят подписывать договоры, а даже если пайщик настоит на оформлении соглашения, условия там будут прямо-таки драконовскими. Никаких конкретных вариантов клиентам подбирать не будут – скорее предложат сразу внести первоначальный взнос и подождать несколько месяцев, пока риелторы якобы будут искать жилье. При попытке выйти из кооператива пайщику в лучшем случае вернут первоначальный взнос.

Существование кооператива прекращается, когда новых пайщиков оказывается меньше, чем их предшественников. Осознав, что выплачивать ссуды нечем, руководители фирмы прибегают к процедуре банкротства или просто скрываются с вырученными деньгами.

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий