В наступающем году начнется битва идей по развитию «новой Москвы»

На международном конкурсе по выбору концепции развития Московской агломерации экспертам и специалистам предстоит решить, каким будет наш мегаполис через 50 лет. Основной посыл: москвичам нужен город для жизни, а не только для работы.

Похожий градостроительный подъем столица уже переживала — в разгар хрущевской оттепели урбанисты тоже мечтали «о городе для человека, а не человеке для города».

В память о том времени нам остались спальные районы, застроенные хрущевками, Дворец пионеров на Воробьевых горах и, конечно, Новый Арбат — правительственная трасса, которую начали прокладывать в 1962 году.

Это уже в брежневские годы московские шутники стали соревноваться в остроумии, называя Калининский проспект (с 1993 года он переименован в Новый Арбат) «тупиком политбюро», «проспектом Никиты», «вставной челюстью Москвы» и так далее. А в середине 60-х горожане с восторгом встретили появление такой модерновой, в западном стиле, улицы, считая ее символом начала новой и свободной эпохи, вызовом всему тому, что существовало раньше. Провинциалы специально приезжали в столицу, чтобы своими глазами увидеть это чудо. Оценили проект и в мире — Москва тогда впервые получила диплом ЮНЕСКО как город, двигающийся в правильном направлении в урбанизме.

Сначала существовало пять вариантов застройки проспекта, в том числе и проект с низкой этажностью. Но в те годы большое влияние на Хрущева оказывал его зять Алексей Аджубей — главный редактор «Известий». Он-то и увидел во время визита на Кубу дома-«книжки», о которых рассказал тестю. Хрущев, который вскоре посетил Кубу, тоже был потрясен океанской набережной Гаваны с отелями-небоскребами и стилобатными магазинами. Тогда он и решил построить Новый Арбат в этой необычной для Москвы эстетике. На северной стороне проспекта возвели пять жилых домов в 26 этажей, на южной — четыре административных небоскреба такой же высоты.

А через самое сердце древней столицы, снося все на своем пути, прошла современная магистраль, которая поражала воображение москвичей блеском стекла и бетона, четким ритмом вертикалей и невиданным масштабом — ее длина между Арбатской площадью и Садовым кольцом составляла почти километр, а ширина — 800 метров.

В те годы строительный комплекс столицы вообще переживал, как сказали бы сегодня, мощную модернизацию. Даже панельное домостроение — все эти хрущевки, позже бесконечно осуждаемые, — казалось советским людям чудом, сродни полету Гагарина в космос. Накануне 1962 года наша газета (тогда она называлась «Знамя строителя», подробнее читайте на стр.5) не скрывала эмоций в описании планов столичного стройкомплекса: «…В границах Москвы в 1962 году намечено соорудить 3 миллиона 200 тысяч квадратных метров жилья (…) Такой объем строительства равнозначен созданию крупного областного центра. Грандиозность плана, принятого Московским советом, тем более ощутима, что речь идет лишь о территории, опоясанной Кольцевой автомобильной дорогой (…) Среди пусковых строек 1962 года и некоторые уникальные здания, которые наверняка станут достопримечательностями столицы. На Кутузовском проспекте будет сооружена панорама «Бородинская битва», весной на Ленинских горах строители сдадут первую очередь Дворца пионеров — замечательного островка юности, равного которому нет в мире…»

Принципы «разумного» города
В те же оттепельные годы группа студентов и преподавателей Московского архитектурного института (МАрхИ) вместе с социологами и экономистами начала работу над моделированием «Города будущего». Проект назвали «Новый элемент расселения» (НЭР). Нэровцы предлагали советские города-миллионники расчленять. Разделять сплошную городскую застройку зелеными массивами, превращая ее в систему крупных городских районов с населением в 100-150 тысяч человек, имеющих свои центры.

Именно тогда впервые заговорили и о разделении Москвы на два города: Москву-столицу и «Большую Москву». Первый город должен был быть ограничен кольцевой железной дорогой, второй мог бы расти и дальше в Подмосковье.

Позднее, в конце 60-х, НЭР присоединили к Институту системных исследований Академии наук, возглавляемому академиком Станиславом Шаталиным. Урбанисты продолжали создавать модели и программы развития столицы, в Институте Генплана закупили первые ЭВМ. Тогда предлагалось разделить Москву на 8 «городов» — примерно по 700-800 тысяч населения. Каждый такой «город» делился еще на 50 микрорайонов. Но в условиях брежневского застоя эти идеи не нашли поддержки у правящей верхушки. А жаль — сегодня бы мы не расхлебывали проблемы переуплотненного мегаполиса. Впрочем, накануне мозгового штурма по концепции развития «Большой Москвы» полезно вспомнить главные принципы «разумного» города по версии группы НЭР.

1. Равная свобода для всех. Районы города должны располагаться так, чтобы все его жители тратили примерно одинаковое время на то, чтобы добраться до центра и лесопарковой зоны, окружающей жилую застройку.
2. Масштаб пешехода. До центра города и «открытой природы» можно добраться пешком.
3. Безопасность и скорость передвижения. Скоростной общественный транспорт в пределах города расположен вне уровня земли.
4. Зеленое окружение. Каждый жилой район, по крайней мере с двух разных сторон, «омывается» зеленью. Центральная зона города — большой зеленый парк и общественный центр площадью около 80 гектаров.

Москва 2062-го
Полное освоение прирезанной к Москве территории в 160 тысяч гектаров между Калужским и Варшавским шоссе, как считает столичный мэр Сергей Собянин, наступит не раньше, чем через полстолетия — к 2062 году. Только детальная разработка проекта «удвоения столицы», на который в ближайшее время будет объявлен международный конкурс, потребует не менее пяти лет серьезной работы градостроителей. Как сделать так, чтобы время и гигантские средства, необходимые для этой работы, не были потрачены зря? И чтобы через 50 лет мы не получили на месте нынешних лесов и полей мертвый город, застроенный исключительно в интересах девелоперов и землевладельцев?

Столичный мэр Сергей Собянин еще летом сформулировал основные задачи, которые надо решить, в два с лишним раза расширяя Москву. Самое время их напомнить.

Первое — создание правительственного центра, куда бы могли переместиться министерства и ведомства. Если, конечно, после выборов 4 марта новый президент не охладеет к этой идее, выдвинутой лично Дмитрием Медведевым.

Второе — развитие научного инновационного центра, который сегодня представлен в виде Сколкова и Троицка.

Третье — создание крупных университетских центров, включая и жилье для преподавателей, и общежития для студентов, и учебные корпуса — настоящие студенческие кампусы.

Четвертое — развитие крупных лесопарковых зон. Сергей Собянин считает, что на этой территории должно быть как минимум три крупнейших городских парка.

Пятое — малоэтажная и с низкой плотностью населения застройка, где люди могли бы жить в гармонии с собой и природой, не чувствуя себя, как муравьи в каменных джунглях.

Чем не НЭРовские принципы «разумного» города! Другой вопрос — как вдохнуть жизнь в эту теорию? Как сделать так, чтобы новая часть Москвы не стала техническим придатком Москвы старой, чтобы в район новостроек потянулись люди — жить, работать, развлекаться. Разумеется, для этого надо обеспечить прекрасное транспортное сообщение с центром: не только скоростные авто и железнодорожные магистрали, но и региональные железные дороги, монорельс. Переезд офисов крупных корпораций привлечет застройщиков жилья, ритейлеров и рестораторов. Но и этого будет мало, если не наделить «новую Москву» сильнейшей культурной составляющей, считает один из ведущих архитекторов мира Сергей Чобан. Он приводит в пример перенос фестивального кинотеатра Берлинале, музыкального театра и Берлинской картинной галереи в новый центр Берлина.

«Это был очень сильный импульс для развития нового района. В «новую Москву» можно перенести новую Третьяковскую галерею, вторую сцену Большого театра, быть может, Музей современного искусства», — фантазирует господин Чобан. И предостерегает от непродуманных решений: «Представьте себе весы. На одной чаше — старый периметр Москвы, на другой — присоединяемая территория. Вопреки расхожему мнению о присоединении области к городу, этот пока еще придаток должен стать полноценной территорией-сателлитом. Более того, чаши весов должны не только оказаться в равновесии друг с другом, но и начать конкурировать. Иначе никак. Ошибок такой мощный градостроительный проект не потерпит».

Власти Москвы голоса специалистов слушают и слышат. Как заявил столичный мэр Сергей Собянин в недавнем интервью информационному агентству Bloomberg, город «в ближайшее время объявит тендер на создание концепции развития Москвы и Московской области как цельной агломерации… В этом тендере обязательно будут участвовать ведущие архитектурные компании, которые занимаются развитием городов, это непременное условие… Мы хотим изменить тренды развития всей агломерации. Исторически так сложилось, что в центре города развивается деловое, культурное, торговое строительство, а по периферии — жилищное строительство, в результате происходит концентрация рабочих мест в центре города. Это очень плохая тенденция — в центр города ежедневно устремляяются более 4 миллионов человек. Стратегически нам нужно создавать новые деловые центры, научные, образовательные, чтобы рабочие места создавались на периферии. Мы надеемся, это произойдет на новых территориях».

Рубрика: Новости Москва

RSSКомментарии (0)

Trackback URL

Оставить комментарий